* StarsPhotos.4bb.Ru *: форум обо всем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дитя любви

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Я решила его все-таки выложить здесь...

Пролог

Я наблюдала за ними издалека. Растрепанная девушка, которой я только что спасла жизнь – негодовала:
– Энжел, кто эта девушка? Что вообще сейчас произошло? Кто она такая?!
Через секунду, лицо вампира обрело человеческий облик.
– Она моя дочь.
Коротко и ясно ответил вампир. Ну надо же?! Наконец–то он в этом признался!
– Что? – девушка была шокирована услышанным так сильно, что я испугалась, как бы она не потеряла дар речи, но этого не произошло – Кто?
– Моя дочь, – повторил вампир.
– Но ведь у вампиров не бывает детей? – секунду помявшись, девушка передумала – Ну кроме Коннора…
– Я расскажу тебе о ней, только позволь мне начать сначала.

Глава 1
**Angelus**
1753 год, Ирландия

Часть 1
*Kristine*

День тот не задался с утра. Поругался с отцом, как обычно. Проигрался. Ну и вечером когда я шел по улице по направлению к кабаку, чтобы напиться,  как вдруг я услышал:
– Лиам! Подожди!
Меня окрикнула девушка. Симпатичная. Я с ней развлекся всего один раз и бросил, но она видно не поняла.
– Что тебе?
– Лиам, я жду от тебя ребенка.
Да, это новость ударила меня как гром средь ясного неба.
– Что? – я не верил своим ушам. – Ждешь ребенка? Да еще и от меня! – я иронизировал, ведь женится в мои планы не входило, – А ты уверена, что от меня?
–Да как ты смеешь! – она притопнула ногой.
Она была сирота, заступится за нее было некому, поговаривали, что ее мать была ведьмой, да и что она недалеко от матери ушла, но я этому не верил.
– Ну, ты ведь со мной посмела. Так может и с другими…
– В эту ночь ты умрешь, – это не звучало как угроза, она просто констатировала факт.
– И кто меня убьет? Ты?
– Нет, я не знаю кто, но ты умрешь.
С этими словами она развернулась и ушла. А я все–таки дошел до пункта назначения.

Часть 2
*Darla*

В тот вечер нас с приятелем вышвырнули из кабака, тат как мы не заплатили за последнюю выпивку. Мой приятель прошел два шага от кабака и уснул прямо на улице. Денег у меня не было, зато очень хотелось приключений. Особенно после встречи с Кристин. Неожиданно я почувствовал на себе чей–то взгляд. Я повернулся медленно, так как был пьян. На меня смотрела блондинка. Выглядела она прекрасно. Ее как будто озаряли невидимые лучи. Она поманила меня пальцем и скрылась в переулке. Я бросился бежать за ней. Когда я добежал до нее, она стояла спиной ко мне. Я подошел ближе, и она резко повернулась. В близи она была еще прекрасней.
– Ты хотел бы увидеть весь мир, мальчик мой? – спросила она, и я понял, что она может мне его показать. Я жаждал веселья и приключений.
– Да, – она взяла меня за плечи и тихо произнесла:
– Я покажу тебе весь мир. Закрой глаза.
Я закрыл. Я не знал, что произойдет в эту минуту, но закрыл их. Мне, почему–то вспомнились слова Кристин: «В эту ночь ты умрешь», но я отогнал эти мысли от себя. Не убьет же меня эта хрупкая женщина.
Я почувствовал, как что–то острое вонзилось мне в шею, я чувствовал, как из меня уходит жизнь, но не мог сопротивляться.
Неожиданно она остановилась. Я открыл глаза.
Она слегка оцарапала себя.
– Пей. Пей, мой мальчик, – нежным тоном приказала она. Я подчинился и умер.

***

– С Днем Рожденья! Меня зовут Дарла. Даже после смерти твоя красота схожа с красотой ангелов. Забудь, как тебя звали раньше. Лиам мертв. Сегодня родился Angelus.
Перед тем как мы начали свой кровавый пир,  я убил своего отца, всех своих друзей, всех кто был мне или кому я был дорог. И лишь спустя несколько месяцев, я вспомнил вечер, когда я умер. Я вспомнил Кристин.

Часть 3
*Angelina*

Я нашел ее и начал следить. Странным было то, что, несмотря на ее срок, живота видно не было. Я чувствовал, что она скоро должна, но никак не мог понять, почему никто об этом и не догадывается. Но потом решил, что это корсет.
Солнце наконец–то село. Я плотно поел тремя красотками и отправился к матери моего не родившегося еще ребенка.
– Лиам? – У нее округлились глаза, когда она меня увидела, – Но ты ведь…
Она не успела договорить, так как я ее перебил.
– Умер? Нет. Я жив! Кристин, милая, я так скучал. Как наш ребенок он уже появился на свет?
– Ребенка не будет.
Я изобразил разочарование, причем так искренне, что в ответ на это услышал то, чего я так ждал:
– Не хочешь войти?
– А это удобно?
– Раньше было удобно.
Она отошла от двери, приглашая меня в дом. Он очень изменился со времени моего последнего визита. О, что я вижу на кресле.
– Если ребенка не будет, зачем ты вяжешь детские вещи?  Ты солгала? Если так, то где твой живот?
– Я… я ведьма! – Вот это да… никогда до этого не видел ведьм.
– Значит люди были правы – ты и твоя мать ведьмы?
– Да. Я наложила заклятье и поэтому никто не видит живота.
– Ведьм надо сжигать на костре… – ехидно заметил я.
– Делай что хочешь, только не трогай мою дочь.
– Дочь? А с чего, ведьма, ты это взяла? – вопрос прозвучал очень агрессивно, но мне стало очень интересно, откуда она все знает. Сначала пророческие слова: «В эту ночь ты умрешь», а теперь это.
– Ты знаешь будущее? – спросил я более мягко.
– Я могу видеть лишь небольшие фрагменты, например я, видела твои похороны и дату смерти на надгробии. И я видела то, что у меня родилась дочь.
– А ты не видела, что произойдет этой ночью? – произнес я с иронией.
– Нет, – в ее глазах читался испуг.
– Ты боишься меня?
– Нет, я не боюсь тебя! Я знаю кто ты.
– И кто же?
– Ты дьявол! – она произнесла это с такой уверенностью, – У меня есть сила, я могу тебя убить!
– Правда? – мне стало даже интересно, как эта хрупкая женщина может меня убить.
Мое лицо начало приобретать свой истинный облик – облик вампира. Ее лицо исказилось от ужаса:
– А–а–а… – она кричала все громче и громче.
– Ну, что же? Убивай меня! Что с тобой? Или ты все–таки боишься меня?
– Я… а–а–а… я кажется, рожаю…

***

Я принял у нее роды. У нас родилась девочка. Маленькое хрупкое создание.
– У нее такая же сила, как и у тебя?
– Нет. Она сильнее. Гораздо сильнее. Я видела, что она будет уметь.
– И что же?
– Я не скажу! Оставь нас! Скоро рассвет! Убирайся из моего дома или … – я опять не дал ей договорить. Она меня разозлила. Она была без сил и в то же время смела мне угрожать.
– Или что?! – крикнул я так, что даже ребенок перестал плакать. – Ну, что ты мне сделаешь? Ты даже встать не можешь! Как ты собралась меня убить? Нет такого заклинанья, чтобы меня убить! – я не знал этого, но очень на это надеялся.
Она начала что–то произносить на латыни, чем очень взбесила меня. Я не знал себя от гнева. Я уже готов был укусить ее, но тут она сказала по-английски:
– Делай, что хочешь только не превращай ни меня, ни нашу дочь в вампира! Я умоляю тебя! – она молила меня не только словами, все ее тело молило о пощаде. Но, к сожалению, для нее, меня это только раздразнило.
– В эту ночь ты умрешь, – сказал я, склонившись над ее шеей.

***

Она умерла. Светало. Внезапно она встала, слишком рано для пробуждения вампира.
Кристин подошла к ребенку. Погладила ее по голове, прижала к своей груди и заплакала.
Странно все это было очень странно…
– Прости меня, ангел мой! Прости за мою трусость! Прости! – она говорила это очень тихо и спокойно.
Затем положила девочку на место, поцеловала в лоб.
– Прощай, девочка моя!
Я до сих пор не могу понять, что же в тот момент произошло. Помню, как она бежит к двери. Помню яркий свет. Помню крик. Она умерла… умерла навсегда… суицида я никак не ожидал.
Я подошел к девочке. Положил руки на ее хрупкое тело… Черт!
– Я не могу! Не могу!
Но почему, я не мог этого понять. Почему я самый безжалостный вампир не могу убить какого–то ребенка?! Своего ребенка…
– Буду звать тебя Ангелиной. Маленьким ангелом.
Как только зашло солнце, я взял девочку и отнес ее в ближайший приход. Я оставил ее прямо на алтаре.

Часть 4
*Дочь Дьявола*

Прошло семь лет. Семь лет с тех пор как я оставил ее в живых. Я не рассказывал о своей дочери Дарле, так как считал это своим позором. Я проявил жалость к ребенку. К какому то сопливому ребенку!
Как я мог рассказать ей об этом? Я убивал все свирепей. Каждый раз перед очередным убийством я вспоминал то чувство жалости, которое испытал в тот момент. Мне становилось так противно, что я становился все безжалостней, мои убийства – все изощреннее. Дарла не могла понять почему, если я хотел увидеть мир, не хочу покидать этот город.
А я не мог расстаться с Ангелиной. Все это время следил за ней. Она продолжала жить в том приходе. Все ее тело было покрыто синяками от постоянных побоев, она была хрупкая, как и тогда. Но даже вся та травля, направленная на нее, не смогла сделать ее лицо мерзким. Она продолжала быть ангелом. Это продолжало угнетать меня. В день ее семилетия я решил забрать ее к себя. Я пообещал себе, что раз я не могу ее убить, то просто замучаю ее до смерти.

***

Она шла, сгибаясь в три погибели – несла воду к ужину. Я подошел к ней сзади, чуть слышно.
– Здравствуй, дитя! – сказал я, забирая у нее воду.
– Здравствуйте! Сэр, верните мне, пожалуйста, воду. Я должна отнести ее сама – это мое наказание, – она начала вырывать у меня воду, – также я не могу опоздать к ужину, меня и за это накажут.
– Накажут за что? – услышав вопрос, девочка перестала вырывать у меня воду и начала плакать. – Почему ты плачешь? Как тебя зовут, ангел?
– Я не ангел, сэр. Все меня называют Дочерью Дьявола. И наказывают меня за это же. Говорят, что так они изгонят Дьявола из моего тела.
Я не мог разуметь, почему девочку с лицом ангела принимают за зло.
– За что тебя так называют? Почему решили, что ты дочь самого Дьявола?
Я говорил тихо, нежно, ласково. С ней наверно никто и никогда так не разговаривал, потому что она успокоилась и даже заулыбалась. «Черт! Я же хотел ее мучить!» – пронеслось у меня в голове. Но тут же решил, что сначала надо завоевать ее доверие, ее любовь.
– Иногда, когда я злюсь, вокруг меня начинают взрываться вещи, или я что-нибудь скажу, а потом это случается.
– И ты считаешь, что это плохо?
– За ЭТО меня заставляют читать 200 раз на дню «Отче наш», секут розгами, и заставляют носить воду! – Она начала кричать, – Я хочу, чтобы ЭТО прекратилось, или чтобы меня перестали бить!
Вода начала кипеть.
– Чего конкретно ты хочешь? Чтобы ЭТО прекратилось, или чтобы тебя перестали бить? – продолжал я все тем же тоном.
– И того и другого! – в ее глазах заблестел луч надежды.
– Ты должна выбрать! Если ты пойдешь со мной, я никогда не ударю тебя! Тебя никто не посмеет обидеть. Я не позволю. И не буду звать тебя дочерью Дьявола, я буду называть тебя Ангелиной.
– Дочерью ангела? – она улыбалась так мило. Но, как не странно, убивать мне ее не хотелось.
– Я покажу тебе Дьявола, и тогда ты поймешь, кто ты есть на самом деле…
– И кто же? – вот неугомонная. Она начинала меня выводить из себя, что зародило во мне надежду на то, что я смогу ее убить. Но злость вдруг прошла.
– Это ты решишь сама. Так ты идешь со мной, или берешь воду и возвращаешься обратно?
– Я не хочу возвращаться. Кто ты?
– Неважно кто я, важно – кто ты! Лучше я буду звать тебя Энн – это сокращение от Ангелины. Ты согласна?
– Да, сэр!
– И не зови меня сэр! Зови меня… – я долго не мог этого сказать, мне казалось вечность, – папой.

Часть 5
*Побег*

Шли годы. Я продолжал скрывать Энн от моей спутницы. Я сдержал обещание данное когда–то самому себе. У нее не было друзей – я их всех убил. Убил жестоко на ее глазах. К тринадцати годам она перестала общаться с детьми. Начала опасаться общаться с кем–либо, я убивал всех, кто к ней приближался – людей, зверей, птиц – всех кто ей понравится. Я мучил ее и заботился одновременно. Заботился о том, чтобы она была сыта, хорошо одета. Я научил ее читать и писать. Я приносил ей разные книги – как художественные, так и оккультные. Как–то я пришел, а она сидит и плачет.
– Что произошло? Почему ты плачешь? У тебя появился друг, и ты не хочешь, чтобы я его убил?
– А ты можешь умереть?
– Я есть зло – а зло бессмертно, но почему ты спрашиваешь? Хочешь, чтобы я умер? Разве ты меня не любишь? – во мне затаилась маленькая искра надежды на то, что она станет злой, то есть такой же, как я.
– Люблю, это ты не умеешь любить. Но я никогда не задумывалась над тем плохо или хорошо быть таким как ты.
Мне стало любопытно, что навело ее на такие мысли. Может она и в правду хочет убить меня. Или все–таки кто–то ее обидел.
– Почему ты спрашиваешь?
– Когда я сегодня ходила на рынок я так разозлилась, что даже палатка загорелась, – вот оно что, а счастье было так близко.
– Ты спрашиваешь из–за того, что ты разозлилась? – я начал раздражаться.
– Нет, из–за того, что я услышала.
– Что же ты услышала? Почему я должен тебя допытывать? – честно говоря, это меня интересовало все больше и больше, она не злилась с того момента как я забрал ее. Что могло ее разозлить?
– Люди говорили, что собираются найти тебя и убить! За все зло, творящееся в этом городе, они винили тебя. Они собираются найти тебя сегодня и убить. Да как они смеют? Если они убьют тебя, что будет со мной? Они убьют и меня тоже? – все–таки она эгоистка, мне так понравилось, что она подумала о себе, но на радость не было времени.
– Они знают, где я живу?
– Они знают, где ты живешь с той женщиной. Они подожгут ваш дом завтра днем.
– Дарла… – я сказал это тихо, представил ее лицо и задумался. Я подумал, что неплохо было бы утопить весь город в крови, но вдвоем со всем городом нам не справятся. А от Энн толку мало. – Нам надо уходить, собирай свои вещи и иди на вокзал. Купишь билет до Лондона. Я найду тебя там!
– Как ты найдешь меня? – она кричала, слезы подступили к ее горлу.
– Собирайся живо! – времени нет на ее истерики.
– Как ты найдешь меня? – вот упорная девчонка.
– По запаху твоей крови! Ты забыла, что я вампир? – в ответ, на данный вопрос, она начала собираться. Уже у двери я услышал: «Я люблю тебя, папа! Прощай!». Я не обратил на ее слова никого внимания и отправился к Дарле.

***

Люди не захотели ждать следующего дня. Они напали на нас в ту же ночь, нам с Дарлой с трудом удалось бежать в Лондон.
Приблизительно через неделю после прибытия в Лондон, я начал искать Энн. Я разыскивал ее по всему городу. Я был везде – обошел все приходы и приюты, бедные и богатые районы, искал в больницах и даже в борделях. Спустя несколько месяцев поисков, я понял – ее в городе нет.

Часть 6
* Investigation*

Меня не покидали два вопроса: где она и что произошло. Чтобы попытаться ответить на первый вопрос –  надо было ответить на второй вопрос, а у меня на него тоже было два вариантов ответа – либо она решила от меня сбежать, либо с ней что-то случилось? От первого варианта можно было отказаться сразу, так как она меня любит и никогда от меня не сбежит, ее преданность сродни собачьей. Значит, с ней что-то случилось. Она жива – я ее чувствую. Не знаю почему, но нас с ней связывает незримая нить, может быть это из-за того, что она моя родная дочь, а может это магия.
Сначала я решил, что наконец-то избавился от этого бремени. Меня больше не должно тяготить мой позор. Да какая мне должна быть разница, где она и что с ней?! Но с каждым днем все мои мысли поглощал ее образ. Это походило на одержимость. Я сказал Дарле, что мне надо разобраться в себе и отправился обратно в город, из которого мы сбежали.
Первым делом я пошел в дом, в котором я ее прятал. Там Энн не было, однако там я нашел два письма, одиноко лежавшие на тумбочке, у ее кровати.
«Анжелина!
У меня есть интересные сведения, касающиеся одного субъекта, которого вы вчера так яро защищали на площади, что вас даже закидали яйцами, да еще и попинали, кажется. Вы очень преданы ему. Хотя может это по молодости. Вам ведь 14? Или 15? Впрочем, это не имеет отношения к делу. Анжелина, вы можете спасти этого изувера, но взамен вы должны пообещать, что будете жить со мной. У меня мало денег и мало времени. Мне нужна служанка. Да и к тому же вы такая аппетитная крошка… думаю, вы понимаете, о чем я. Так вот пришлите мне ответ этой ночью, и я сообщу вам, как спасти вашего монстра, а также адрес вашего будущего места жительства.
Жду ответа. Ваш спаситель!».
Спаситель?! Я был вне себя от злобы. Если бы в тот момент кто-нибудь был рядом, я бы его просто разорвал на мелкие кусочки. Я был в панике. Я не понимал, что со мной происходит. Не понимал, почему я так зол. Я не могу описать то, что со мной происходило в те минуты. Я попытался взять себя в руки, ведь было еще и второе письмо.
«Анжелина!
Нет слов, чтобы передать, как я счастлив оттого, что теперь мы будем жить вместе, и как печален оттого, что этот кровопийца будет жив. Завтра, как только рассветет, дом этого ирода подожгут жители этого города. Даже я буду там участвовать, и вы желанная моя тоже! Не волнуйтесь, его там уже не будет. Вы ведь его предупредите? Так это мое условие. Приходите сразу после его ухода по адресу ул. Блэкнайт, дом №18.
Жду вас. Ваш хозяин»
Кто? Хозяин? Я был в бешенстве. Я отправился по адресу, указанному в письме, чтобы показать ему кто ее истинный хозяин.

Часть 7
* Вендетта *

Я нашел дом этого «хозяина» к утру, но к несчастью для него было пасмурно и солнце всходить не собиралось. У крыльца дежурили 3 собаки: первой я вырвал сердце, второй свернул шею, третью просто разорвал пополам. Я заулыбался. На пороге лежал коврик, на котором нежной рукой моей дочери было вышито: «Welcome!».
Значит, она меня ждет, не зря же она забрала все, но оставила те письма плюс этот коврик. Я вошел в дом.
- Энн! Детка! Иди к папе! – кричал я вызывающе и услышал такой же крик в ответ. Громкий пронзительный крик, но кричала не моя дочь… кричал «хозяин».
- Дрянь! Ах, ты дрянь! Я тебя спас, а ты меня предала?
Я почти взлетел по лестнице. Комнату я определил безошибочно. Я чувствовал биение его сердца, оно убыстрялось и убыстрялось. Я шел спокойно, будто на прогулке. Дойдя до нужной комнаты, я остановился, мое лицо обрело свой истинный вид, после чего я выбил дверь.
- Папа! – Энн так отчаянно крикнула, как будто уже не надеялась на то, что я вернусь за ней.
- Я так понимаю, что ты и есть «хозяин»? – его глаза были забавны. Они излучали такую гамму эмоций – злость, страх, наглость.
- Я убью тебя! – он взял кол со стола. – Мой отец всю жизнь охотился на вампиров! Он научил этому и меня!
- Ну, попробуй!
Он накинулся, было на меня, но я отшвырнул его к стене. Он решил сменить стратегию и ринулся на Энн.
- Я убью ее! Либо тебя, либо ее.
- Убей ее! Ну же! Убей! Или у тебя духу не хватит?
- Что? Ты проделал этот путь для того, чтобы я убил ее? Что ты задумал? Разве ты ее не любишь?
- Люблю? Ты шутишь? Я люблю? Я вампир, у меня нет души! Как я могу любить?
- Тогда зачем ты приехал сюда? – мне надоело. Я что был на исповеди? Просто подбежал к нему и вырвал руку, в которой он держал кол.
- А-а-а…
- И как теперь ты меня убьешь?
- Анжелина… посмотри на него… Он же убийца! Он меня убьет!
- А разве это плохо? – спросила Энн невинным голосом, чем меня очень порадовала, мне казалось, что он зародил в ней то зло, что я безрезультатно взращивал годами.
- Что? Энн? Я же спас тебя!
- А разве я просила меня спасать? Я просила насиловать меня? Я просила меня бить? – на ее глазах выступили слезы.
- Прости меня! – он правда думал, что она может меня убить ради него.
- Я тебя прощаю… – тихо сказала она, - Он нет.
Также тихо и медленно уходила из комнаты.
- Черт! Энн! Ты, что не будешь смотреть? – я всегда заставлял смотреть ее на то, как я убиваю ее знакомых.
- Я на него насмотрелась.
- У девочки появляется характер. Спасибо! – с этими словами, я вырвал сердце из его груди, оно еще билось, оно еще пыталось перекачивать кровь. Тело постояло секунду и повалилось на пол. – Ну что, хозяин?
Я кинул его сердце рядом и ушел вслед за Энн.

Часть 8
* Immortality *

После того случая прошло полгода. Все вроде продолжалось как раньше, но она стала другая. Энн перестала выходить из дома. Я приносил ей еду, воду, одежду, все необходимое. Мы с ней стали часто беседовать. Беседовать… не знаю уместно ли это слово для Энжеласа. Но другого слова подобрать не могу. В день ее шестнадцатилетия я решил подарить ей нечто особенное.
- И что же это? Город трупов?
Да на нее не очень произвело впечатления предложение об особенном подарке.
- Нет, - я отвернулся от нее. – Это гораздо приятнее. – Когда я повернулся, я увидел не поддельный страх в ее глазах. – Я подарю тебе…
- Я не хочу! Я не хочу, слышишь?! – я хотел было что-то сказать, но она не дала мне даже договорить, она продолжала громко кричать. – Ты не сделаешь этого! Мучай меня как хочешь! Убей кого хочешь! Только не делай этого! Я не хочу!
- Кто б тебя еще спросил, - с иронией в голосе сказал я. В тот момент мне было весело – убийства всегда были для меня приятным развлечением.
- Лучше убей! – продолжала молить она, - сверни мне шею, или вырви сердце! Только не делай меня бессмертной! Я не желаю жить вечно. Я хочу прожить то, что мне отмерено.
- Я не хочу тебя убивать, наоборот я хочу, чтобы ты всегда была со мной! Что поделать? Я эгоист! – я приблизился к ней, - Поверь мне – тебе это понравится!
- Нет… - это уже было похоже на плач.
Она не убегала, не сопротивлялась, она просто молила меня: «Не надо! Не хочу!». Ее кровь была так прекрасна, так чиста. Я больше никогда и ни у кого не встречал такой нежной крови.

***

- Как же это тяжело вспоминать. Эта боль в ее глазах, а ее голос… этот крик я слышу почти каждый раз, закрывая глаза. А в параллельном мире*, я слышал этот крик постоянно. Я говорил, что Друссила была моим самым страшным деянием. Еще бы обратить в вампира сумасшедшую! Но то, что я сделал в тот момент, было гораздо большей ошибкой, нежели сумасшедшая вампиресса.
У девушки выступили на глазах слезы.
- Но ты не виноват! Это был другой ты! Значит она вампир? Но почему она меня спасла?
Я вампир? Не торопись! Дослушай его рассказ интересно, что он ей расскажет про мои отношения со Спайком.
- Не перебивай меня, мне и так тяжело вспоминать все это.

***

Когда голос стих, я почувствовал ужасную боль в области паха. Энн отшвырнула меня в сторону с такой силой, какой нет даже у меня. По времени уже должно было взойти солнце, и она выбежала на встречу его теплым лучам.
- Энн не смей! – только и успел крикнуть я. Мне было так плохо. Что я, чуть было, не бросился следом. Я уже почти подошел к открытой двери, но тут в нее вошла она. Живая и невредимая.
- Это ты? Но, черт возьми, как?! – я был удивлен настолько, что не мог здраво мыслить.
- Наверное, ты выпил слишком мало крови. Я не сгорела под лучами солнца!  Ты не рад?
Я был в недоумении. Что же произошло. Она держалась уверенно. Но я видел страх в ее глазах. Она понимала, что это невозможно, что она только что должна была умереть окончательно. Что произошло с ней, я узнал, но не в тот день.

***

Проходили дни, недели, месяцы, года, а ее лицо не менялось. Ни одной морщинки, ни одного изъяна за все годы не появилось на ее лице. Она стала бессмертной. Она не боялась солнца, но днем почти не выходила. Отражалась в зеркалах и ее не одолевала жажда крови. Со временем я узнал, что она не боится огня – кто-то поджег ее дом, но она вышла из огня без единого ожога. Где-то к пятидесяти своим годам она решила уехать от меня, ее не было месяц. Вернувшись, она сказала, что не может жить без моей опеки. Меня волновал вопрос, нет, не что произошло, а чем она питается, так как обыкновенная еда, которую я приносил ей еще два месяца, пропадала.

* - имеется в виду мир Акатлы, в который его заключила Баффи.

Часть 9
*Drusilla*
1860 год, Лондон

Так мы прожили втроем около века. Я скрывал Энн от Дарлы, а Энн что-то скрывала от меня. Она иногда пропадала на некоторое время, но я почему-то немел каждый раз, когда хотел задать ей вопрос, где она была. Тогда я не понимал в чем дело, но сейчас, зная какой силой она обладает, я уверен, что это делала Энн. Но однажды, прогуливаясь с Дарлой на улице, я встретил Друсиллу. Только она заставила меня забыть об Энн. О том позоре. Я решил исправить свой позор с помощью этой милой наивной девочки. У нее был дар предвидения, наверное, такой же, как у Кристин. Я мучил ее по той же программе, что и Энн. Но у нее не было такой выдержки, не было такой силы. Дру реагировала на все именно приблизительно так, как я хотел, чтобы реагировала Энн. Я подвергал ее пыткам. Я ведь специалист по ним. Она спряталась от меня в монастыре. Но я нашел ее и в день, когда она уже собралась постричься в монахини, я обратил ее в вампира. Она оказалась очень веселой и очень жестокой. Сумасшедшая вампиресса – моя большая ошибка, правда, тогда я считал, что именно это затмевает мой позор. И я решил, что пора нам жить вчетвером.

***

- Я решил, что ты должна переехать к нам. Мы сейчас же пойдем к Дарле и Дру и я вас познакомлю.
- Поздно… - тихо, спокойно и кратко. В последнее время она всегда говорила так. Не любила длинные предложения.
- Но почему? Ты ведь сама хотела жить со мной. Ну же детка! Пойдем с папой!
- Ты живешь с той сумасшедшей. Мне от нее не по себе. Она воровка.
- Что? Кто она? Она не крала тебя у меня. Я отношусь к тебе, как и прежде. Если б это было не так, я бы не пришел, – наверное, она ревновала, что Дру могла у нее украсть.
- Нет. Не тебя. Но кого не менее близкого.
- У тебя кто-то есть? – я предвкушал новое убийство.
- Ты же знаешь. У меня нет друзей, а с мужчинами я быть не жажду. У меня уже был «хозяин». И мне это не понравилось.
Я хотел было спросить, где она была, когда я изводил Дру. Но… у меня как будто в горле застрял ком.
- Дарла принесет тебе много неприятностей, а Дру… - она не закончила фразу. – Я к вам не перееду. Как ты объяснишь кто я? Я не буду жить с сумасшедшей под одной крышей.
Я вдруг вспомнил, что не мучил ее с тех пор как укусил.
- Но если ты хочешь меня помучить, я согласна. – Именно тогда я догадался о том, что она читает мои мысли. – Так кем я буду? Темным ангелом? – она говорила язвительно, так же как я, только глаза оставались прежними такие же, как и тогда, в ее последний день рождения.
- А почему бы и нет? Хотя… - я хотел ее помучить, но с другой стороны та жалость по отношению к ней никуда не делась. – Ладно, оставайся здесь. А Дру останется с нами! – после этих слов, я улыбнулся, – Раз она тебе не по душе.

***

Мы продолжали обычную для нас жизнь. Энн говорила со мной все реже, а приходить  к ней стал все чаще. Но однажды все изменилось…

Часть 10
*Spike*
1880 год, Лондон

Однажды Энн пришла в дом, где я жил с Дарлой и Дру. Пришла днем. И была очень веселой.
- Что? Ты счастлива? Что случилось?
- Я стану злом! Я готова сделать все, что хочешь, но при одном условии.
Я недоумевал, что могло случиться такого, ради чего она готова была стать такой же, как я.
- Твое условие?
- Я хочу, чтобы ты обратил одного парня в вампира. Для меня. Я хочу идти с ним по жизни.
- Вершить с ним зло? – я не собирался делать парня вампиром только потому, что она решила встать на сторону зла из-за другого. Это была ревность. Хотя с другой стороны она наконец-то станет злой. Я не мог решить, как поступить, но решил узнать кто же это такой.
- Да. Возможно даже, что ваша троица уступит нам первое место в категории «Самые жестокие существа на планете». Ты научи меня всему, а ученики обычно превосходят своих учителей, – она смеялась, это была такая искренняя улыбка, я подобной радости в ней не видел уже 140 лет.
«Да ты влюбилась!», пронеслось у меня в голове.
- Кто он? Как его зовут?
- Это молодой поэт. Он пишет такие жестокие стихи. Он пишет их для одной дамы, но написаны они обо мне. В его стихах вся моя история. В ней ты и Дарла, я и Дру. Наши отношения. Я уверена – он меня поймет, если ты сделаешь его вампиром – мы будем вместе. Я сделаю все для него все. Ты так много отнял у меня. Так дай же мне хоть что-то, взамен я дам тебе все, что ты пожелаешь, все!
- Все? – это интересно, что она могла мне дать? – Ты можешь отдать мне свою силу?
- Мою силу? Ты ведь не знаешь, какая у меня сила! – теперь она иронизировала, – Но… я могу усилить твои возможности. Я могу сделать тебя полностью бессмертным. Правда, ты должен сделать это сам. Если кто-нибудь другой обратит его, то мое предложение аннулируется. Ты согласен?
Я, долго не мешкая, согласился на ее условия. Поэта звали Уильям. За жестокие стихи его прозвали Уильям Кровавый. Люди, которые это сделали, даже не догадывались о том, насколько они были правы. Ты знаешь, что в вампира его обратила Дру.
Сейчас я понимаю, почему его должен был обратить именно я. Но если б я это сделал мира, который ты знаешь, не было бы. Они бы его разрушали. Но тогда меня просто поглотила ревность, и я нарочно подтолкнул к нему Друсиллу. Я знал, что она клюнет на этого поэта. Я сделал это из ревности.

***

Он мне лгал. По моему лицу покатились слезы. Я так давно не плакала. Но как часто мне приходилось плакать, когда я жила с ним. Почти все мои слезы из-за него, и вот теперь обретя человеческую душу, он продолжает мучить меня! Он всегда мучил меня. Это его судьба.

***

В день, когда Дру сделала Уильяма вампиром, Энн была вне себя от ярости. Я никогда ни прежде, ни по сей день, не видел ее такой. Она кричала, что Дру украла у нее Уильяма. Посылала в ее сторону проклятья, но сама же их блокировала. И в тот день она пообещала, что однажды я почувствую какую боль испытываешь, когда твой любимый с твоим врагом.
- Ты видишь будущее?
- Нет. Я не вижу, я не сумасшедшая, как Друсилла. Просто я знаю, что так и будет!
- Твоя мать видела будущее. Она была сумасшедшей?
- Все ясновидящие сумасшедшие, – она повернулась ко мне спиной. – Я иду спать, а у тебя как раз время охоты. Твои друзья ждут тебя. Они не должны знать обо мне.
Она успокоилась. А я просто ушел. С тех пор мы стали реже видеться.

Часть 11
*Hurt*

Перед поездкой в Румынию, Энн подошла ко мне и сказала, что не поедет со мной. Она не хотела быть свидетелем того, что там произойдет. Но я буквально заставил ее поехать с нами.
- Я поеду, только не принимай подарков от Дарлы, - я пообещал, что сделаю, наоборот, на что она просто сказала: «Идиот!». Я не обратил на это внимания, она еще не отошла от истории с поэтом, хотя прошло двадцать лет.
В Румынии я убил любимую дочь цыганского табора, за что, как ты прекрасно знаешь, был проклят. Целый год она ходила за мной попятам, не подходила близко, но однажды…

***

Он опустил глаза, я почувствовала, что комок слез застрял у него в горле. Интересно, из-за чего. Почему он молчит? Я начинала нервничать, я должна была знать, что его гложет. Если тоже, что и тогда значит, он так и не изменился.

***

Я повстречался с истребительницей. Она решила, что раз я вампир, не обращая внимания на мою душу и страдания, убить меня. Я же в свою очередь, решил, что может оно и к лучшему.
Когда она на напала на меня, я не сопротивлялся. Истребительница откинула меня к стене какого-то здания, замахнулась, чтобы воткнуть кол в мое небьющееся сердце. Все произошло так быстро. Но мне казалось, что все идет в замедленном ритме. Сначала я увидел, как истребительница обратилась в прах, и только потом я услышал отчаянный крик Энн: «Не-е-ет!».
- Зачем? Зачем Энн? – мне стало так плохо. Она убила, и мне на тот момент было не важно кого, человека или демона, но в ней родилось зло. Она убила из-за меня. Я ее деспот, истязатель и мучитель. – Зачем? – глупо повторял я вопрос, прекрасно зная ответ.
- Я люблю тебя! – она плакала, она никогда, кроме того раза*, не плакала при мне, как бы показывая свое превосходство над моими попытками извести ее. – И я никому! Слышишь? Никому не позволю тебя убить! Ты нужен мне! Верни меня в свою жизнь! Я не могу жить без тебя! Я люблю тебя, папа! Я не смогу без тебя!
У нее уже началась истерика. С каждым ее словом, мне становилось все хуже.
- Не говори так! Я не достоин ни твоей любви, ни тем более твоих слез. Уходи! Я хочу, чтобы у тебя была нормальная жизнь. Ты плоть от плоти моей! Ты единственное доброе, что я сделал за свою долгую и кровавую жизнь. Я люблю тебя, ангел мой! Даже когда у меня не было души, я любил тебя! И буду любить всегда! Прощай, Ангелина!
После этих слов я развернулся и начал уходить быстрыми шагами.
- Я всегда буду рядом! Я всегда буду защищать тебя! – донеслось мне вслед.
- Прощай, – повторил я. Как оказалось, обретя душу, я принес ей гораздо большие страдания, нежели когда был злом.

* - имеется ввиду момент, части 5.

Часть 12
*Intimate*

1996 год, Лос-Анджелес

Не так давно ко мне подошел демон Уистлер и предложил помочь одной истребительнице. Он показал мне тебя, и я согласился. Через некоторое время после того, как ты узнала, кто ты и переехала с мамой в Саннидейл, в маленький городок у Чертовой пасти. Я предложил свою помощь, не сказав, кто я. Со временем ты все узнала и поняла, что я не опасен, благодаря тому, что мне пришлось убить Дарлу. Между нами начало происходить то, что никоим образом не должно было происходить – мы влюблялись друг в друга. Я постоянно убеждал себя в том, что у нас нет ничего общего, что ты школьница, а я старик, что ты истребительница вампиров, а я вампир, таких как я, ты должна убивать.
Мне все время казалось, что Энн постоянно наблюдает за мной. Несколько раз я звал ее, но все было тщетно.
Буквально через год, после моего с тобой знакомства, в город приехал мой старый друг. Я предупредил тебя о том, что он сильнее всех с кем тебе приходилось сталкиваться, но больше я не мог тебе ничего рассказать. Не мог рассказать тебе о Спайке и Дру, также как и не рассказывал об Энн. Я все никак не мог себя пересилить, чтобы рассказать тебе о своей жизни. Ты справилась с ним. Не убила, но и сама не умерла.
После этого я почувствовал, что Энн совсем близко. Ну конечно, Спайк же приехал, а она на редкость предана всем, кого любит. А его она любила, как любит и по сей день. Некоторое время спустя, я встретил Спайка на кладбище в обществе Энн. Это было для меня таким шоком. Я не общался с ними около века, и все это время я был уверен, что он с Энн не знаком. Они о чем то мирно беседовали, как старые приятели, я подошел поближе, и был шокирован услышанным гораздо сильнее, нежели увиденным, они говорили обо мне.
- Ты его будешь защищать?
- Всегда.
- Но он ведь не тот, которого ты любила. Он изменился.
- Что ты знаешь о любви? – она спросила это таким голосом, что я почувствовал часть ее боли, печали и тоски.
Спайк отвернулся.
- Знаешь, возможно, ты права, – он снова повернулся к ней лицом, и, разводя руками, ответил. – Но ведь есть Дру. Я не знаю, что я к ней чувствую, но я что-то чувствую…
- Ты ее любишь, Уильям… да, любишь… - на ее лице появились слезы, – страстно, твоя любовь к ней подобна неутолимой жажде в знойной пустыне. Но я люблю иначе!
- Ты любишь другого! Он не тот! – Спайк не повышая голоса, говорил вкрадчиво, как будто объяснял ребенку урок.
- Ты тоже другой! Ты больше не Уильям, ты просто Спайк! Я не люблю Спайка!
Спайк обхватил ее талию, прижал к себе.
- Чувствуешь? Ко всем мужчинам мира ты испытываешь отвращения, кроме тех, кого любишь, – Спайк посмотрел ей прямо в глаза, – а меня ты любишь! Ни Уильяма, ни Спайка – меня! – сказав последние слова, он ее поцеловал, но она оттолкнула смеющегося вампира.
- Скоро все изменится, очень скоро он вернется.
После этих слов, она просто растворилась в воздухе. Она, оказывается, умела еще и телепортироваться. Спайк просто ушел, не обратив на это никакого внимания. А я так и простоял до рассвета. Опомнился, только когда солнце начинало всходить, до заката я спрятался в каком-то склепе. Я все никак не мог придти в себя: Спайк ее знает, Спайк знает, какая у нее сила, Спайк разговаривал с ней обо мне. Я почему-то даже не сомневался в том, что предметом разговора был я. Спайк целовал ее! Их поцелуй постоянно стоял у меня перед глазами. Самое главное, о чем я должен был думать, это ее последние слова, а я думал лишь об их воспоминаниях. «Меня ты любишь» звучали у меня в голове слова Спайка.

Часть 13
*Soulless*

В день твоего семнадцатилетия, я потерял душу, подробности этой истории ты прекрасно знаешь. И я бы не хотел все это вспоминать вновь. Но раз уж я решил рассказать все…

***

В этот момент, он опустил голову и сел прямо на землю. Мне стало не по себе, ведь я знала, что так произойдет и могла это предотвратить, но из эгоистических чувств не сделала этого. Девушка, которая его внимательно слушала, присела на корточки:
- Ты не виноват, ты не знал. Если не хочешь, то не рассказывай. Я знаю достаточно.
- Раз я начал, то должен закончить свой рассказ. Сейчас ты не поймешь почему. Я никогда о ней не рассказывал. Я от всех ее скрывал, я пытался ее защитить, но это она защищала меня всегда.

***

В вечер, когда ты уничтожила судью, я встретил их снова. Я не был в таком шоке, как в первый раз, но я к ним так и не вышел. Спайк сидел в инвалидном кресле, а она стояла рядом и смотрела на него улыбающимися глазами. Я никогда не видел, чтобы ее глаза так сверкали. По началу, разговор шел обо мне.
- Я была права, он вернулся.
- Да вернулся, но… - Спайк не закончил фразу, потому что в этот момент моя дочь присела к нему на кресло и поцеловала в лоб.
- Но тебе это не нравится? Верно, милый мальчик? Бедный маленький поэт, это все эта чертова истребительница вернула твоего старого друга, но этот «друг» любит бывать в объятиях твоей любимой. А ты ревнуешь, потому что у нее нет ни чести, ни совести, но ты другой. Ты другой, в тебе нет жестокости. Ты – романтик. Ты жесток только ради нее, но она этого не ценит. Ты... – Спайк не дал договорить Энн, это было обычной формой их разговора, и скинул ее со своего кресла.
- Заткнись! Заткнись, дьявольское создание! Кто ревнует, так это ты! Это ты любишь меня, ты – романтичная дура, которая верит, что из-за того, что Энжелас вернулся, я расстанусь с Дру. Глупая, наивная идиотка! Тебя никто не любит, кому нужна…
Энн встала, посмотрела ему в глаза, провела рукой в воздухе.
- Ты так не думаешь, - с этого момента мне стало интересно, что она сейчас сделала, какие у нее еще есть силы. Спайк откатился от нее, но она продолжила говорить, - Ты меня не любишь, я знаю. Я легко могу это изменить, но я этого не делаю только из-за того, что знаю, к чему это приведет. Папа поступил верно, когда показал тебя этой сумасшедшей, иначе я бы разрушала мир. – Спайк подъехал к ней, обхватил ее за талию. – Уильям, после той ночи, когда ты бросил меня и вернулся к Дру, я чуть не уничтожила мир, когда на моего отца напала истребительница, я ее убила. Понимаешь, друг мой, зло не приводит к злу, по крайней мере, не меня. Ко злу приводит только любовь.
- Я знаю, что такое зло. Ты не зло!
- Я не зло, я просто не отличаю добра от зла.
Я понял, что все мои усилия были напрасны. Что для того, чтобы она стала злой, надо было подавить свою ревность и обратить Спайка самому. Но было поздно. Надо было искать иной выход. Но как если она не приходила ко мне? Я нашел выход. Я решил убить тебя увести Дру от Спайка, а Спайк с горя придет к ней.
- Уильям, мы никогда не будем вместе. Даже если вы с Дру расстанетесь… Даже если я этого буду хотеть больше всего на свете! – Она вздохнула, в ее глазах промелькнули слезы, она от него отвернулась. – Мы никогда… -  Она закрыла лицо руками и долго молчала, Спайк все это время смотрел на нее грустными глазами, казалось, что он ее жалел, но это было не возможно, хотя я тоже ее жалел… - никогда не будем вместе!
Когда она это произнесла, я понял, что мой план провалился, но отступать от него даже не думал. Любовь толкает на разные поступки, а она любит сильно.
- Не приходи ко мне больше, - сказал Спайк и уехал, а Энн осталась.
- Энн? Что ты тут делаешь? Ты вернулась к своему папе? – Я сделал вид, что ничего не слышал. Она кинулась ко мне на шею.
- Это ты вернулся! Я знала, что когда-нибудь ты снова станешь прежним! Я никогда не оставлю тебя.
Не оставит? Тогда я в этом сомневался. Я решил поиграть с ней в ее игру.
- Чем занималась последнюю сотню лет? – я думал, что ответ будет более оригинальным, но она меня удивила своей краткостью.
- Разным, - я хотел, было спросить, чем конкретным, но она опять не позволила мне это сделать. – Я очень скучала по тебе, знаю, что ты – нет. Тебе надо уехать из этого города, иначе я потеряю тебя навсегда, ты не послушал меня в Румынии, но послушай меня сейчас!
- Сначала я должен разобраться с истребительницей.
Она посмотрела на меня так, как всегда смотрела на меня., не так как только что на Спайка.
- Мне надо идти, ты же понимаешь, что у меня сейчас другая жизнь – жизнь без вампиров.
- Ну и как? Нравится?
Она не ответила, погладила меня ладонью по лицу и улыбнулась.
- Я скоро вернусь. Я люблю тебя, папа! – она растворилась в воздухе.
А я остался, так и не узнав, то чего так хотел узнать. До дня своей смерти я ее больше не видел.

Часть 14
*The Fate*

После нашей с тобой встречи на кладбище, когда ты побежала спасать своих друзей в библиотеку, я встретил ее. Она шла по кладбищу, не видя ничего вокруг. Ее лицо было все в слезах, все вокруг загоралось: деревья, могилы, вампиры, гуляющие по кладбищу.
- Энн! – позвал я ее, но она не оборачивалась, - Энн! Что с тобой? Кто обидел тебя? – «Ну почему, меня это так волнует?», неустанно задавал я себе этот вопрос.
– Что произошло, ангел мой?
- Папа, почему? Почему? – Она не переставала рыдать. Я обнял ее. Она начала колотить меня руками. – Почему ты не ухал? Почему, ты остался здесь? Я же просила тебя! Это все из-за этой … как ее там? Из-за Баффи? Конечно из-за нее, из-за кого же еще такие жертвы?
- Ты ревнуешь? Детка, я всегда буду с тобой! А Баффи сегодня умрет! Я тебе обещаю, я убью ее ради тебя, чтобы ничто не тянуло меня назад.
- Правда? Ты убьешь ее ради меня? – Она явно хотела что-то добавить, но промолчала.
- Я обещаю. – Она успокоилась и обняла меня.
- Я всегда буду с тобой! Прости! – Она ушла в никуда. Я хотел, чтобы она видела, как я уничтожу мир, но она ушла. Мне стало как-то грустно, но я быстро отогнал эти мысли и ушел.

***

Слезы появились у меня на глазах. Мне было больно вспоминать это. Девушка обняла моего старого вампира, но он не ответил ей на ее объятья.
- Я не убил тебя, я не сдержал своего обещания, чему я очень рад. – Он замолчал, посмотрел на истребительницу и закрыл глаза, - Я люблю ее, но всегда причиняю ей боль. Я не знаю почему. Я меньше всего хочу этого, но каждую секунду причиняю ей боль.
- Что произошло потом? – Вот любопытная, но с другой стороны, он ведь не знает всей правды.
- Ничего, до сегодняшнего дня я ее не видел.
Пошел мелкий дождь. С каждой секундой он убыстрялся. Я больше не слышу то, о чем они говорят. Да и зачем, все, что я хотела я узнала. Он обнял ее, а она его. Вот они слились в поцелуе. А я руками ловила капли дождя, которые скрывали мои слезы на лице. «Я люблю ее, но всегда причиняю ей боль» - звучало у меня в голове. Все тело горело, как будто на меня лили кипяток. Мне хотелось исчезнуть из этого мира. Я захотела вновь стать смертной и умереть. «Всегда причиняю ей боль» - да я знала это и раньше, это моя судьба. Это плата за грехи моего отца, плата за все, что он сделал и сделает, плата за то, что я сделала, ради него. Я в последний раз посмотрела на небо, потом на пару, за которой я так долго наблюдала. Они удалялись все дальше и дальше от меня, прячась от дождя. А я решила пойти к единственному мужчине на свете, которого я любила (отец не в счет) – к Уильяму.

0

2

Глава 2
*William the Bloody*

***

Не прошло и дня с нашей последней встречи, как она вновь появилась. Почему она не дает мне пообщаться с моими вампирами. Она ворвалась к нему в склеп как к себе домой, хорошо хоть я ее почувствовала и спряталась, а то если бы увидела и здесь, чтобы с ней было?
- Что ты знаешь о родной дочери Энжела?
Да как она смеет? Что я ей сделала, кроме как жизнь спасла?
- Ты о ком? – спросил Уильям, будто и не знал, кто я такая.
- Об Энн! – крикнула девушка, - О ком же еще? Или у него есть еще одна дочь? О той, которая тебя любит. О той, которая из-за своего эгоизма убивает людей!
- Мы явно о разных личностях думаем, так как Энн, которую я знаю, никогда не была эгоисткой! Иначе мира, который ты знаешь, просто бы не было! – Вампир подошел к ней близко, - Что ты о ней можешь знать? – Он отошел от нее, взял открытую бутылку с какой-то алкогольной жидкостью, которая стояла на столе, но, так и не отпив, добавил: - Откуда ты вообще о ней знаешь?
Не ожидала от него такой защиты. Мне так  интересно, что он ей обо мне расскажет, к тому же он не знает, что я все еще здесь.
- Мне Энжел рассказал, и я видела ее! – Она присела на кровать, - Спайк, он многого не знает о ней. Ты должен знать ее лучше!
Ну, давай же расскажи ей обо мне!
- Зачем? Ты ее убить не сможешь. – Уильям все-таки выпил, - Никто не сможет.
– Я хочу знать о ней. Я сама не понимаю, зачем мне это, но должна знать.
- Ладно, слушай. – Он сел рядом с истребительницой.

Часть 1
*First Impression*
1880 год, Лондон

Я был скромным поэтом. Мои стихи никому не нравились, за их несуразность я и получил прозвище Кровавый. Но это ты все уже знаешь. Я любил одну милую девушку по имени Сесили, она не смеялась вместе со всеми, она вообще не смотрела на меня. Однако была там неприметная, но симпатичная девочка, лет шестнадцати, которая не смеялась. Слушая мои стихи, у нее наворачивались слезы, которые она тщательно скрывала. Я не обращал на нее внимания. Все смеялись надо мной, любимая девушка не обращала вниманья, а тут какая-то девчонка. Однажды, поздним вечером, она подошла ко мне и заговорила:
- Уильям, ваши стихи тронули меня за самое сердце. Они так похожи на то, что у меня в душе.
Она подошла ко мне ближе и посмотрела мне прямо в глаза. Она будто заигрывала со мной, но она ведь была совсем ребенок, а я – джентльмен, да и к тому же я был влюблен.
- Я писал не о тебе. Я тебя даже не знаю.
- Меня зовут  Ангелина, но отец зовет меня Энн. – Ее лицо было таким детским, а глаза – такими грустными.
- А как зовет тебя мама? – Она опустила глаза и отвернулась. – Что случилось? – Она молчала, а я не знал, что произошло, возможно, у нее нет мамы. Мне стало ее жалко, и я решил узнать о ней побольше, - А где твой дом? Тебя проводить? Час уже поздний, по городу люди пропадают, а ты бродишь в одиночестве.
- Нет, не стоит. Если отец вас увидит… - она не договорила, вновь повернулась ко мне лицом.
- Ты боишься своего отца?
На этот вопрос она ответила улыбкой.
- Что он может мне сделать? – В тот момент я так и не понял, что ее так рассмешило. – Это тебе надо его бояться. – Последние слова она произнесла так таинственно и угрожающе, что я правда испугался и просто убежал, так и не закончив наш разговор.

Часть 2
*Drusilla*

Примерно через неделю после моего первого разговора с Энн, я признался Сесили в любви, на что она сказала мне, что я ей ниже нее. В расстроенных чувствах я брел по улице, уверенный в том, что я больше никогда не буду писать стихов. Поглощенный в свои думы я столкнулся с компанией, в которой был один мужчина с двумя красивыми женщинами. Этой же ночью, Друсилла сделала меня вампиром. О чем я нисколько не жалел. Я стал поистине кровавым. Я упивался убийствами, причем с каждым разом я убивал все больше и больше. Тогда я не старался быть похожим на Энжеласа. Как-то, после очередного убийства своего старого «друга», я услышал голос. Я не узнал его, но по содержанию предложения понял кто его владелец.
- Вижу, ты познакомился с моим отцом.
Я не слышал как она подошла, не почувствовал запаха ее крови, не слышал биения ее сердца. Я повернулся к ней, но подходить ближе не стал.
- Ты вампир? – Я подошел ближе осмотрел ее с ног до головы, - Вроде ты не похожа на вампиров. Тогда кто же ты? Демон?
- Я могу быть, кем хочу. – Она подошла ко мне вплотную.
- Подожди, Энжелас твой отец? – Я задумался над догадкой, которая меня осенила, - Но как?  У вампиров детей не бывает. Да и тому же я не понимаю, кем ты являешься.
Я отодвинул ее от себя, так как она уже почти обнимала меня, но она не дотрагивалась до меня руками.
- Уильям Кровавый, так ведь тебя зовут? – Я не ответил ей. Она провела рукой в воздухе. – Ты любишь ту, которую свел с ума папа? – Она одарила меня улыбкой. – Скоро ты придешь ко мне, просто ты еще не готов. – Она повернулась и начала уходить, но перед тем как завернуть за угол сказала:
- Придет час, и ты будешь со мной, а не с ней!
Когда она исчезла, ко мне подошла Дру. Я попытался ей рассказать о том, что у Энжеласа есть дочь, но почему-то не смог.
Через некоторое время нам пришлось скрываться в шахте, где я взял себе новое имя, чтобы полностью порвать со своим человечным прошлым. Энжелас говорил, что я веду себя не правильно, но мне было плевать. Я его не слушал, но хотел стать частью их компании.

Часть 3
*Faithlessness*

«Вампиры любить не умеют», думал я, глядя на то, как Друсилла развлекается с Энжеласом. Поначалу я не поверил своим глазам, и я хотел убить ее, вдруг какая-то вспышка в глазах и вот я уже хочу убить его. Но вместо того, чтобы сделать с ними то, что я в тот момент желал, я просто ушел. Я долго шагал по улице без определенного направления, где-то через час своего блуждания, я понял, куда я направляюсь. Я шел туда, где последний раз видел девочку с лицом ангела. Я шел туда неосознанно, но уверенными шагами.
Я подошел к ней тихо, так тихо мог подойти только вампир. Она стояла ко мне спиной и не должна была слышать мои шаги, но как только я к ней подошел, она повернулась ко мне. На ее лице сияла улыбка, а ее глаза излучали невидимый свет. Как она была красива в тот момент. И совсем не казалась ребенком. У нее были длинные красивые локоны. Она была дочерью Энжеласа, но тогда она  ничем не выдавала своего происхождения. И главное ее поведение было не похоже на поведение Друсиллы. Это и было самым привлекательным в ней то, что она не напоминала мне о них. Она подошла ко мне и коснулась рукой моего лица.
- Я знала, что ты придешь, – она убрала руку с моего лица, – теперь все будет хорошо, – она сказала это с такой уверенностью в голосе, и я ей поверил. Я обнял ее за талию. – Пойдем ко мне? – тихо спросила она, я молча кивнул в ответ и как по волшебству в тот же момент мы оказались на пороге какого-то дома. На пороге лежал коврик, на котором было вышито: «Добро пожаловать, всем кто не желает мне зла…», все окна были зашторены. Она открыла дверь и вошла.
- Ты же не желаешь мне зла?! – утвердительно спросила она и поманила меня своим взглядом. Я вошел в дом. Осмотрелся.
- Скажи… – я не знал, как спросить ее так, чтобы не задеть ее чувства… или свои? – Скажи, как ты появилась на свет.
- Также как и все люди. Так же как появился ты. Я просто родилась.
- Но ты ведь не человек, не вампир. Кто ты?
- Тебе это так интересно? Спроси у… - Я не дал ей закончить, прижав указательный палец к ее губам. Она медленно убрала мою руку. – Скоро рассветет, ложись спать.
Она молча вышла из дома.

Часть 4
*Mental Anguish*

Через несколько дней моего пребывания в доме дочери вампира Энжеласа она решила увидеть, как я убиваю. Она наблюдала без особого энтузиазма. Я начал скучать по Дру, но никак не мог забыть ее в объятиях Энжеласа.
Вернувшись домой, я не выдержал и спросил:
- Тебе не нравятся убийства или не нравится, как это делаю я?
- Честно? Ты, правда, хочешь это знать?
- Да. Скажи, что я делаю не так?
- Ну, хорошо. – Она подошла ко мне и посмотрела мне в глаза, - Во-первых, ты убиваешь без артистизма, ты просто хочешь что-то кому-то доказать. Ты не похож на вампира, ты жалок! Во-вторых, за свою долгую жизнь я видела столько убийств и каждый раз они были разными…
- Энжелас лучше, верно? – Мы наконец-то заговорили о нем. – Он безжалостней, изощренней и так похож на вампира…
- Ты злишься на него. Вместо того, чтобы слепо его ненавидеть, лучше бы учился бы, глядя на него. Сегодня я впервые глядя на смерть не испытала жалость к жертвам. Тот неудачный поэт, хотя бы оправдывал свое имя, а ты… - она замешкалась, но все-таки сказала это – ты просто неудачник!
Мне это понравилось. Мне не понравилось содержание ее слов, но понравилась манера, в которой она мне это высказала. Она была дерзка и груба, так похожа на своего отца. Как не странно, но мне это нравилось. Эту ночь я провел с ней и к вечеру следующего дня я решил, что она права. Вампир с уязвленным самолюбием это глупо. И я ушел, не дождавшись ее возвращения. Я написал ей записку, но потом порвал ее – я ведь безжалостный вампир. Я не знаю, как она отреагировала на это, но неделю шел дождь, хоть его и не ожидали. В ту же неделю, соседний город охватила чума. Да я причинил боль ей, наверное, очень сильную боль. Жаль, что у меня не получилось сделать ей больнее, она бы стала такой же жестокой, как ее отец. Уж она то дольше меня училась у него. Я всего 20 лет, она в десять раз дольше. Единственное, что я узнал от нее об их взаимоотношениях с Энжеласом так это то, что она с ним была с ним почти с самого начала.

***

В темноте ночи на небе начали собираться тучи, беседующая пара не заметила этого, да и как им было заметить они были слишком поглощены рассказом. Когда прозвучала последняя часть его повествования, девушка лишь фыркнула.
- Что ты не хотела бы, чтобы она стала злом?
- Она и есть зло!
- Зло – это мы с твоим бывшим дружком! Она никогда им не была! – Уильям наклонил голову, как будто размышлял о чем-то своем. – А жаль…
Мне иногда тоже жаль.

Часть 5
*Encounter*

В вечер перед поездкой в Румынию наша четверка разбрелась кто куда в поисках новых жертв. Я брел по дороге, как вдруг увидел Энжеласа с девушкой, которая называла себя его дочерью. Она ничуть не изменилась – была все так же молода и привлекательна с такими же, как и прежде грустными глазами. Я подошел ближе, стараясь быть незаметным для них. Он ей долго что-то объяснял, но она упрямилась, не думал, что она могла ему перечить.
- Только попробуй не поехать! – крикнул на Энн вампир.
- Но я не хочу туда! Я знаю, что там произойдет и не хочу быть свидетельницей этого.
- С тех пор как твой Спайк убил истребительницу, он стал совершенно не управляем! Мне нравится его энтузиазм!
Она громко топнула ногой.
- Не смей мне говорить о нем! Мне довольно того, что я его часто встречаю с твоей сумасшедшей! Лучше бы ты ее тогда убил, а не обращал в вампира, но нет ее красота сразила тебя наповал!
Энжелас улыбался, глядя на ее надутые губки.
- Детка ты, что ревнуешь меня к ней? – Она посерьезнела и прищурила взгляд. – Ну да я забыл к кому ты ее ревнуешь! Она же воровка, укравшая у тебя любимого.
- Чему ты бесконечно рад! – Он схватил ее за руку.
- Не смей так со мной разговаривать!
- Прости! – Умоляюще сказала она, ее глаза наполнились страхом.
- Видишь того парня? – Энжелас показал на прохожего вдалеке. – Видишь его? Его смерть будет на твоей совести, - он сказал это очень злобно и направился в его сторону, потащив за собой девушку. Энн, помешкав немного, крикнула:
- Стой!
- Что с тобой? Ты передумала? Что ты решила?
- Я поеду, только не принимай подарков от Дарлы.
- Теперь я приму любой ее подарок.
- Идиот! – После чего слезы выступили у нее на глазах, к моему удивлению, Энжелас не обратил на это никакого внимания. Он просто ушел, напоследок сказав: «Завтра ночью ты последуешь за нами!»
Она так и осталась стоять и плакать. Я подошел к ней, она даже не взглянула на меня.
- Что с тобой? Переживаешь наш разрыв? – ехидно спросил я.
Она посмотрела на меня так злобно.
- Ты так стараешься быть на уровне. Хочешь стать частью их компании.
- Я уже часть компании. – Она разозлила меня.
- Нет, ты никогда не станешь таким же жестоким, как мой отец. В вас обоих бушуют страсти, но в тебе не такие как в нем! Увидев мои слезы, ты испытал жалость, папа, никогда не испытывал этого чувства. – Она опять заплакала. Самолюбие вампира было уязвлено, но любопытство взяло вверх.
- Мне не жаль тебя. Мне просто интересно, почему он прячет тебя. – Она улыбнулась сквозь слезы.
- Он не прячет меня, просто я не хочу жить с вами. Но ведь даже Дарла ничего не знает о тебе?
- И не узнает. Она никогда не узнает. Ты тоже не должен был знать, это была моя слабость, о которой ты не расскажешь.
- С чего ты взяла? – с вызовом произнес я.
- Почему же ты до сих пор не рассказал обо мне даже своей сумасшедшей? – Я молчал, что я мог сказать. Крыть было нечем. Мат. – Ты скучал по мне?
Я хотел сказать «Нет», но не стал, меня к ней влекло, я не понимал почему, но влекло. Эту ночь я провел с ней.
Почти перед самым рассветом я ушел не попрощавшись. Энжелас поинтересовался, где я пропадал до рассвета, на что получил ответ: «Мучил котенка». Мой ответ его почему-то удовлетворил, Дру же не спросила ничего.

Часть 6
*Changed*

Я не встречал ее после этого очень долго, мы встретились с ней спустя много лет, на рок-фестивале в Вудстоке. Она была совсем другая. Я был в шоке, ее волосы были распущены, лицо было ярко накрашено. В ее правой руке была зажженная сигарета, а в левой – бутылка пива. Она выглядела очень вульгарно. Я подошел к ней и вопросительно посмотрел, я хотел понять она это или нет. Она меня заметила и подошла.
- Привет, сладкий!
- Что с тобой? – я был в приятном шоке.
- Я тебе не нравлюсь? – Она затянулась и продолжила. – Я иду в ногу со временем. Когда была модно скромность, я была скромной, а зачем скромничать сейчас?
Она сделала глоток пива и поцеловала меня.
- Энн, ты… - Она не дала мне закончить фразу и замотала головой.
- Я больше не Энн! – Ее немного качало, наверное, это была не первая бутылка пива, - Так меня называл отец, а он… - Она вздохнула, - Его больше нет… - закончила она с грустью и одним глотком выпила все до дна.
- Энжелас жив. Или уже нет? – искренне удивился я.
- Жив… - Мрачно сказала она, - Да лучше бы его убили! – Она разбила бутылку. – Я теперь Анжела. Анжела не такая жалкая, как Энн. Анжелу никто не мучает. Анжела никого не любит. Даже тебя, Уильям!
Я был очень удивлен. Ей было очень плохо, но она хотела скрыть ее за бесцеремонной внешностью. Я обнял ее и поцеловал.
- Не любишь? – спросил ее я. Она вырвалась из моих объятий и дала мне пощечину. – За что? – никак не ожидал от нее этого.
- Еще раз поцелуешь, и я воткну кол в твое сердце. – Серьезно сказала она, но на глазах ее выступили слезы. Она не заплакала. – Я тебя предупредила... – очень тихо закончила она.
- Энн, - начал я. – Анжела, ты выглядишь так ничтожно. Послушала бы ты своего совета. Я вот подчинился и вот каким стал.
- Я выгляжу ничтожно? – посмотрела она вызывающе. – И какой же ты стал, а? Ты лишь жалкое подобие Энжеласа. Видимо мало учился. – Я подавил в себе злость, она вызывала каждый раз. Она всегда хотела задеть меня, но мне казалось, что ей от этого было гораздо хуже, чем мне. – Когда-нибудь, он вернется, и твой блеск померкнет, вся твоя слава угаснет на его фоне.
- А ты все-таки была хорошей ученицей своего отца. – Лишь добавил я.
Она засмеялась. Ее поведение вновь стало вызывающим, но глаза ее выдавали. Они не всегда были грустными. Но сейчас ей было больно.
- Я убила свою дочь… - она опустила голову, - то есть нашу дочь… - дрожащим голосом сказала она и растворилась в воздухе.
«Что?» - пронеслось в моей голове. – «Наша дочь?»
Я решил выбросить эту мысль из головы. После нашей встречи, я стал встречать ее чаще. Но мы не общались. До моего приезда в этот чертовый городишко.

Часть 7
*Solving*

За несколько недель до моего приезда в Саннидейл ко мне пришла Энн. Она появилась из неоткуда. Появилась специально, это не была как раньше случайная встреча. После этого она стала появляться все чаще. Тогда она выглядела, как и раньше – скромная запуганная девушка с ангельской внешностью.
- Что случилось? Энн вернулась, а Анжела умерла? – с сарказмом сказал я.
- Нет, я до сих для всех Анжела, но… - она опустила глаза и посмотрела на свои ноги, - я поняла, что рядом с тобой мне никогда не быть Анжелой. Я всегда буду забитой Энн.
Я осмотрел ее с ног до головы. Она никогда не казалась мне забитой. И я почему-то совершенно не верил в то, что она хоть когда-нибудь боялась Энжеласа. Может, только когда была ребенком, но я мало, что знал о ее детстве.
- Как поживает Энжелас?
- А как поживает твоя сумасшедшая? Еще не умерла? – ехидно сказала она. Я не выдержал и ударил ее по лицу, так как Дру действительно тогда была на грани жизни и смерти.
Того, что произошло после, я никак не ожидал. Меня вдруг охватил огонь, но тут же погас. В ее глазах я читал ярость и злость.
- Если не хочешь сгореть, лучше не распускай руки. – хмуро сказала она. – Даже мой отец никогда не бил меня…
- Что? Энжелас ни разу не ударил тебя? – я был очень удивлен. Мне то казалось, что он ее пытал.
- Он дал мне слово. Очень давно…
- Ты говорила, что у нас есть дочь, - вспомнил я. Она сказала, что скоро допишет свой дневник и отдаст его мне. И тогда я все узнаю и о ней и об Энжеласе и даже о нашей дочери, но ей слишком тяжело об этом рассказывать, поэтому она передаст свою историю на бумаге.
- Ты ведь пришла не просто так. – Я быстро переключился на другую тему. – Зачем?
- Сейчас, ты стоишь на перепутье. У тебя есть два пути. Если ты пойдешь по одному пути, Дру умрет, но в остальном все у тебя будет по-прежнему. Если изберешь другой путь, Дру будет здорова, но вся твоя жизнь перевернется с ног на голову.
- Мой выбор – здоровье Дру.
Я его сделал без колебаний. Жизнь Дру для меня была важнее изменений, которые она предвещала.
- Зря, - она сказала это так, как когда-то сказала Энжеласу, что он идиот. И также как и он, я не обратил на это внимания.
- И, что я должен сделать?
- Поехать в Саннидейл и изменить свою жизнь. – Мрачно сказала она и растворилась в воздухе.

Часть 8
*Hell mouth*

Я приехал в Саннидейл. Энн сказала, что с тобой я не справлюсь просто так, и даже предложила свою помощь, но я как истинный джентльмен отказался. Сейчас думаю, что поступил глупо.
В Саннидейле Энн приходила ко мне почти каждый день. После нашей с тобой первой схватки, я встретил Энн. Она была очень огорчена тем, что я не убил тебя. Но именно в тот вечер я понял, откуда в Энн столько злости к тебе. Я встретил своего старого друга. Наша встреча с Энжеласом меня так разочаровала, что до меня наконец-то дошло, почему Энн решила стать Анжелой.
Мы встретились с ней за несколько дней до излечения Друсиллы.
- Ты хочешь убить моего отца. – Вместо приветствия сказала Энн.
- Это спасет ту, которую я люблю. – В ее глазах читалась усмешка. - Ты его будешь защищать?
- Всегда. – Коротко ответила Энн, чем меня очень взбесила. Как можно было защищать Энжела, он ведь был другой.
- Но он ведь не тот, которого ты любила. Он изменился.
- Что ты знаешь о любви? – В ее глазах была такая боль, такой взгляд был у нее, когда она говорила про нашу дочь, мне стало не по себе, и я отвернулся. Я хотел уйти, но передумал, возможно, у нас и правда была дочь, и Энн по какой-то причине пришлось ее убить.
- Знаешь, возможно, ты права, – Я вновь повернулся к ней лицом, и, разводя руками, добавил. – Но ведь есть Дру. Я не знаю, что я к ней чувствую, но я что-то чувствую…
- Ты ее любишь, Уильям… да, любишь… - на ее лице появились слезы, – страстно, твоя любовь к ней подобна неутолимой жажде в знойной пустыне. Но я люблю иначе!
- Ты любишь другого! Он не тот! – Я говорил с ней спокойно, не повышая голоса, я тогда чувствовал ее боль, и мне хотелось ее ослабить.
- Ты тоже другой! Ты больше не Уильям, ты просто Спайк! Я не люблю Спайка!
Ну, уж нет… я обхватил ее талию и прижал к себе.
- Чувствуешь? Ко всем мужчинам мира ты испытываешь отвращения, кроме тех, кого любишь, – Я посмотрел ей прямо в глаза, в них читался страх, – а меня ты любишь! Ни Уильяма, ни Спайка – меня! – сказав последние слова, я ее поцеловал, но она оттолкнула меня. Мне стало смешно. Она этого хотела больше, чем что-либо на свете, но все-таки оттолкнула меня. Ее лицо стало очень серьезным, а потом она тоже улыбнулась.
- Скоро все изменится, очень скоро он вернется.
Она растворилась в воздухе. А я пошел к Дру. Меня волновал вопрос о том, как он может вернуться. Это невозможно, но не верить словам Энн я не мог.

***

Скоро я убедился в том, что Энн никогда не ошибается, так как Энжелас вернулся. Я не был от этого в восторге, но все-таки теперь он был на нашей стороне. Он гонялся за тобой, но тебя ему было мало, ему нужна была и Дру.
На следующий день после того, как он вернулся, Энн вновь пришла ко мне. Она пришла туда, где нас могли увидеть. Она была весела, ее глаза улыбались. Она присела ко мне на кресло, но я скинул ее с него, но ее это не огорчило.
- Я была права, он вернулся.
- Да вернулся, но… - Я не закончил фразу, потому что в этот момент она присела опять ко мне на кресло и поцеловала в лоб.
- Но тебе это не нравится? Верно, милый мальчик? Бедный маленький поэт, это все эта чертова истребительница вернула твоего старого друга, а я ведь говорила, что ее надо убить, но этот «друг» любит бывать в объятиях твоей любимой. А ты ревнуешь, потому что у нее нет ни чести, ни совести, но ты другой. Ты другой, в тебе нет жестокости. Ты – романтик. Ты жесток только ради нее, но она этого не ценит. Ты... – Мне надоело это слушать, и я опять скинул ее со своего кресла.
- Заткнись! Заткнись, дьявольское создание! Кто ревнует, так это ты! Это ты любишь меня, ты – романтичная дура, которая верит, что из-за того, что Энжелас вернулся, я расстанусь с Дру. Глупая, наивная идиотка! Тебя никто не любит, кому нужна…
Энн встала, посмотрела мне в глаза, провела рукой в воздухе, так она может увидеть насквозь любого, она как бы разгоняет туман, за которым скрывается правда.
- Ты так не думаешь, - Я решил откатиться от нее, чтобы она не поняла еще чего-нибудь обо мне, - Ты меня не любишь, я знаю. Я легко могу это изменить, но я этого не делаю только из-за того, что знаю, к чему это приведет. Папа поступил верно, когда показал тебя этой сумасшедшей, иначе я бы разрушала мир. – Вот такая она мне нравится, я подъехал к ней и обхватил ее за талию. – Уильям, после той ночи, когда ты бросил меня и вернулся к Дру, я чуть не уничтожила мир, когда на моего отца напала истребительница, я ее убила. Понимаешь, друг мой, зло не приводит к злу, по крайней мере, не меня. К злу приводит только любовь.
Жаль, что она не была злом.
- Я знаю, что такое зло. Ты не зло!
- Я не зло, я просто не отличаю добра от зла. Уильям, мы никогда не будем вместе. Даже если вы с Дру расстанетесь… даже если я этого буду хотеть больше всего на свете! – Она вздохнула, в ее глазах промелькнули слезы, она отвернулась от меня. – Мы никогда… -  Она закрыла лицо руками и долго молчала, я продолжал ждать ее ответа, я знал, что она хочет сказать о дочери, о которой я до сих пор ничего не знал, даже имени. - Никогда не будем вместе!
- Не приходи ко мне больше, - Я не знал, зачем я сказал ей эти слова. Я просто уехал на своем инвалидном кресле.
Она выполнила мою просьбу, и больше я не видел ее.

***

Да, уж о последнем он солгал.
- А ее дневник? – спросила истребительница вампиров.
- Какой дневник? – как бы не понял Уильям. – А дневник Энн. – Он осмотрел склеп. – Она мне его так и не принесла. Я же сказал, что я не видел ее больше.
- Хорошо, я знаю достаточно. – Сказала блондинка и ушла.
Я решила появиться.
- Почему ты солгал ей Уильям? Почему не сказал правды?
Он посмотрел на меня мрачно.
- Ты хочешь, чтобы она узнала все о тебе?
- Тебе решать врать ей или говорить правду. – Я хотела уйти, но Уильям задержал меня.
- Возьми. – Сказал он и протянул мне мой дневник. – Он твой, а я давно его прочел.
Я посмотрела на него, у меня было не преодолимое желание остаться с ним. Но я чувствовала то, чего на самом деле хочет этот вампир. Я посмотрела в его глаза. Я не хотела этого делать, но все-таки произнесла.
- Она будет сегодня с тобой, -  я растворилась в воздухе и оказалась на улице, где уже шел дождь.
А Баффи бежала обратно в склеп, чтобы не промокнуть. Да, она будет сегодня с ним. А я останусь под дождем, держа в руках толстую тетрадку. На меня сверху падают мои собственные слезы. Мне не к кому пойти. Не к кому поплакаться. У меня уже давно никого нет. Друзей я не завожу с детства, отец отучил меня от этой привычки. Но дети должны расставаться с родителями, поэтому я не могу пойти к нему. Я не могу пойти к тому, кого люблю, так как он всегда будет любить других. Я не могу пойти даже к своей маленькой дочери Анжелике, так как я… дождь пошел сильнее. Я убила свою дочь.
Я еще долго стояла под дождем. Я прощалась с этим городом. Я прощалась со своим любимым, который стал вампиром из-за меня. Я прощалась с маленьким городком у Чертовой Пасти, который круто изменил жизнь многих в этом мире.
Я знаю, куда я пойду. Ведь даже птицы возвращаются в гнездо к своей семье. У меня есть отец, есть брат, которого я почти не знаю. Я была не права. Дети должны навещать родителей. Тем более, когда они их любят так же, как я люблю своего папу.

0

3

Глава 3
**Angelina**

Часть 1
*Turning Point*

Я почти не помню себя до семи лет. Я помню лишь боль и унижения. Я помню, что меня каждый день наказывали. Перед тем как высечь меня розгами, предупреждали, что в то время, когда меня будут сечь, я должна буду читать молитвы и просить прощения у бога. По началу я и правда молилась, но потом я стала мечтать, что когда-нибудь за мной придет мама и моя жизнь изменится. Но мама не появлялась… шло время, на мне уже живого места не было от постоянных побоев и тут я встретила его.
Однажды вечером, когда я как обычно несла воду к ужину, ко мне подошел высокий симпатичный брюнет. Он обращался со мной так нежно, как никто ранее. Он сказал, что изменит мою жизнь. Он сказал, что если я пойду с ним я узнаю, кто я такая и что есть истинное зло. Тогда я решила, что все лучше, чем побои и наказания. Я пошла с ним.
Он привел меня в странный дом. Все окна в нем были закрыты, да и находился он на окраине. Он сказал, что не может жить со мной, но обещал часто приходить. Он начал носить мне еду и одежду. Через некоторое время начал учить меня читать и писать. Он говорил, что я должна знать все. Но он приходил редко и всегда по ночам. Мне становилось очень грустно. Я ненавидела одиночество.
Как-то днем я решила прогуляться по городу. Я долго бесцельно бродила по улицам и слышала страшные рассказы о том, как пропадают люди. Неожиданно я заметила маленького скулящего щенка. Щенок был явно бездомный и беззащитный. Мне стало его жалко. Он был так одинок. Он напоминал меня. Я привела его домой, отмыла и накормила. Я не знала, как отреагирует папа. Вдруг он не любит собак? Но того, что произошло - я не ожидала.
Он пришел под утро. Я так отчетливо помню каждую секунду этого утра. Он вошел в дом и навстречу ему бросился мой щенок. Сначала щенок вилял хвостом, но потом, обнюхав папу, щенок прижал хвост и заскулил. Я подошла, взяла щенка на руки и стала гладить его.
- Не бойся, это же мой папа. – Посмотрела на отца. – Ты не против того, что у меня теперь есть маленький друг?
Он посмотрел на меня с улыбкой и буквально вырвал из моих рук щенка.
- Конечно же, против. – Тихо сказал он и свернул шею щенку.
Слезы выступили у меня на глазах.
- Зачем? – я не понимала, у меня была истерика.
- Потому что я люблю убивать, - сказав это, его лицо стало таким безобразным, а глаза просто горели. У меня не было сил кричать.
- Ты убьешь меня?
Он посмотрел на меня и улыбнулся.
- Нет. Я никогда не мог этого сделать. – Мрачно сказал он, вместе с этими словами он и его лицо стало прежним. Я посмотрела в последний раз на щенка.
- Почему же ты убил его? – Он подошел и обнял меня.
- Я не хочу, чтобы ты любила кого-нибудь кроме меня.
- А почему твое лицо было таким… - я не знала, как подобрать подходящее слово.
- Потому что я вампир.
После этого я старалась ни с кем не дружить, но у меня не получалось, так как я была очень общительным ребенком. Как-то ко мне зашел соседский мальчик, он хотел позвать меня поиграть. Но к его несчастью папа был дома. Папа прямо у меня на глазах выпил его кровь. Он всегда и всех убивал у меня на глазах.
Он приносил мне много оккультных книг, из которых я узнала о вампирах и других магических существах. Мне уже было тринадцать, а я все еще ничего не знала о своих силах. Я стала очень не общительной. А когда мне было больше четырнадцати, со мной произошло такое, что по сравнению с этим пытки отца, казались мне сказкой.

Часть 2
*Хозяин*
Я гуляла по улице как обычно, как вдруг услышала, что говорили о моем отце. Я подошла к толпе, которая на каждое чье-либо предложение кричала «да». Я прошла почти в центр.
- Этого деспота с его с путницей надо убить!
Когда я услышала слово «убить», разозлилась так, что загорелась соседняя палатка. Все повернулись ко мне.
- Что он такого сделал? – спросила я.
На меня все посмотрели с недоумением. Особенно один мужчина, который был очень хорошо сложен и выглядел как разорившийся франт.
- Ты разве не знаешь о тех зверствах, что он совершил? – спросил меня этот мужчина.
В ответ я только растерянно посмотрела.
- Его надо убить! – крикнул другой, и все радостно подхватили эту мысль. Я не помню, что тогда творилось у меня в душе, все вокруг возгоралось, но никто на это не обращал внимания, они все были слишком заняты, чтобы заметить хоть что-то.
Я схватилась за голову. Она очень болела, я не могла остановить эту боль, а все вокруг кричали, что можно сделать с моим отцом, как лучше всего с ним расправится.
- Не-е-ет! – крикнула я, вдруг наступила тишина.
- Да как ты смеешь, сопливая девчонка, так говорить? – крикнул один.
- Ты будешь следующей его жертвой, - подхватил другой, он даже и не догадывался, что я была его любимой жертвой.
Я начала плакать.
- Вы его не сможете убить. – Произнесла я сквозь слезы. – Не должны.
Ко мне подошла женщина и сильно ударила по лицу, остальным это явно понравилось и меня очень сильно избили. Когда я уходила, в меня бросали овощи, как бы давая понять, что они еще не закончили со мной.
Домой я пришла вся в синяках, а вечером мне пришло письмо, в котором мне предлагали сведения о том, как спасти моего отца в обмен на меня. Я написала тут же, что согласна. Мне также быстро пришел ответ. Мне сообщили, что на моего отца нападут днем, и сожгут его дом. Я поспешила сообщить папе о нападении. Он сказал мне уехать в Лондон, пообещал найти меня по запаху крови и ушел.
Когда он вышел, я начала собирать вещи. Я забрала все кроме двух писем, которые мне прислали. Я выходила из дома со слезами. Я боялась, что я больше никогда не увижу отца.

***

Дом, в котором мне предстояло жить, был очень маленький, а человек, который называл себя моим хозяином, был таким же высоким, как и папа. Мне казалось, что в жестокости он ему тоже не уступает. Я даже подумала, что он тоже вампир, но он таковым не оказался. Я готовила ему еду, стирала его одежду. Я не хотела только спать с ним, за что он меня бил и насиловал каждую ночь. Я так ждала папу, что даже вышила слово Welcome на коврике, который лежал на пороге двери. Я ждала его не один месяц и вот дождалась.
Тот день был пасмурным, солнце не показывалось. Мы сидели в его комнате. Он рассказывал мне о своих приключениях, но я его не слушала, я вспоминала о том, что рассказывал мне папа (эти воспоминания были интересней). Вдруг мы услышали, лай собак, который сразу притих. Затем  я услышала его голос:
- Энн! Детка! Иди к папе! – он кричал с вызовом. Я заулыбалась, хозяин ударил меня по лицу.
- Дрянь! Ах, ты дрянь! Я тебя спас, а ты меня предала? – Он был в ярости, а я только улыбалась в ответ. «Он пришел ко мне! Он все равно меня любит, несмотря на то, что он вампир», только об этом я думала в этот момент.
Он выбил дверь, и я увидела его.
- Папа! – в моем крике отразилась вся боль, которую я испытала, ожидая его. Я так боялась, что он не вернется.
- Я так понимаю, что ты и есть «хозяин»?
- Я убью тебя! – хозяин взял кол со стола. – Мой отец всю жизнь охотился на вампиров! Он научил этому и меня!
- Ну, попробуй! – папа так иронично это сказал. Он накинулся на папу, но тот оттолкнул его к стенке. Хозяин, явно разозлившись, кинулся на меня.
- Я убью ее! Либо тебя, либо ее. – Папа заулыбался.
- Убей ее! Ну же! Убей! Или у тебя духу не хватит?
- Что? Ты проделал этот путь для того, чтобы я убил ее? Что ты задумал? Разве ты ее не любишь? – он был так удивлен.
- Люблю? Ты шутишь? Я люблю? Я вампир, у меня нет души! Как я могу любить? – спокойно ответил он.
- Тогда зачем ты приехал сюда? – Он не ответил, а просто подбежал к нему и вырвал руку, в которой он держал кол.
- А-а-а…
- И как теперь ты меня убьешь? – Мне почему-то стало жалко хозяина, но останавливать отца и плакать я не собиралась (я так поступала всегда, когда он убивал кого-то на моих глазах).
- Анжелина… посмотри на него… Он же убийца! Он меня убьет! – он так жалобно это говорил.
- А разве это плохо? – я до сих пор не знаю ответа на этот вопрос.
- Что? Энн? Я же спас тебя! – Он сказал это так, как будто и правда спас. Меня это вывело из себя.
- А разве я просила меня спасать? Я просила насиловать меня? Я просила меня бить? – я еле сдерживала слезы.
- Прости меня! – Я посмотрела на него и вспомнила каждый день, проведенный с ним, я знала, что он умрет, поэтому тихо сказала:
- Я тебя прощаю… - Посмотрела на папу. – Он нет.
Также тихо и медленно я уходила из комнаты, надеясь больше никогда не видеть этот дом.
- Черт! Энн! Ты, что не будешь смотреть? – спросил папа, искренне надеясь, что я останусь.
- Я на него насмотрелась. – Я не знаю, как он его убил последнее, что я услышала, было «Спасибо!»

Часть 3
*Мой последний день рождения*

Я помню тот вечер очень хорошо. Он пришел ко мне очень довольным. Таким он приходил часто. Мы часто болтали о разных вещах, но я говорила обычно кратко, так как замкнулась в себе окончательно после истории с хозяином. Никак не могла придти в себя.
- С днем рождения, мой ангел! – Сказал он с порога.
- Спасибо… - тихо сказала я, на прошлый день рождения он убил всех в округе. – На этот раз без подарка? – спросила я.
- Нет, на этот раз я подарю тебе кое-что особенное. – В его голосе звучало настоящее веселье, оно пугало.
- И что же это? Город трупов? – я уже не знала, что может быть еще особенней.
- Нет, - он отвернулся от нее. – Это гораздо приятнее. – Я еще не понимала, что он хочет сделать, но я очень испугалась. Когда повернулся ко мне, у него было лицо вампира. – Я подарю тебе…
- Я не хочу! Я не хочу, слышишь?! – Я громко кричала, я не хотела становиться такой, как он. Я устала жить, а он предлагал мне бессмертие. – Ты не сделаешь этого! Мучай меня как хочешь! Убей кого хочешь! Только не делай этого! Я не хочу!
- Кто б тебя еще спросил, - сказал он с иронией. Ему было смешно, а мне очень страшно, я так боялась его. Впервые, за все время с момента нашей первой встречи, я его испугалась.
- Лучше убей! – я не знала, как его остановить, - сверни мне шею, или вырви сердце! Только не делай меня бессмертной! Я не желаю жить вечно. Я хочу прожить то, что мне отмерено.
Но ему это нравилось все больше и больше.
- Я не хочу тебя убивать, наоборот я хочу, чтобы ты всегда была со мной! Что поделать? Я эгоист! Поверь мне – тебе это понравится!
- Нет… - я плакала, я не хотела этого.
Когда он схватил меня, я не стала сопротивляться. Зачем? Он ведь сильнее меня, я только продолжала его молить о пощаде. Даже когда его клыки вонзились мне в горло, я продолжала кричать нет.
Когда он успел дать мне только каплю своей крови, как я почувствовала силу. Очень большую силу. Я ударила его в пах и отшвырнула его от себя. Я решила, что сейчас самое время для того, чтобы закончить мое никчемное существование. Я выбежала на встречу солнцу, как я думала я встречу рассвет в последний раз. Но я не обратилась в пепел. Я так расстроилась, что несколько минут плакала, смотря на солнце.
Я решила, что папа может кинуться за мной, и только это и заставило меня вернуться.
- Это ты? Но, черт возьми, как?! – он был изумлен настолько, что и не заметил того, что я не умирала.
- Наверное, ты выпил слишком мало крови. Я не сгорела под лучами солнца!  Ты не рад?
Сказала я первое, что пришло в голову. До его ухода я не проронила больше ни слова.

Часть 4
*Сила*

У меня раскалывалась голова, но я совсем не хотела спать. Папа ушел, как только солнце село за горизонт. А я осталась одна со своей головной болью и страхом. Что же со мной произошло? Я никак не могла этого понять. Я начала рассуждать и как всегда мечтать. Мечтать о том, что кто-нибудь придет и расскажет мне, что же случилось. Но никто не шел. Я начала плакать. Я так хотела оказаться где-то, где мне скажут правду, как вдруг моя комната исчезла, а я оказалась в другом месте.
Это было похоже на пещеру. Там почти не было света, лишь слабые блики факелов. И никого не было. Я пошла вперед, в надежде выйти из этой пещеры.
Я очень долго шла, мне казалось целую вечность. Вдруг появилась женщина, она просто появилась в воздухе из ниоткуда. Она была очень красива и улыбалась. Я от страха попятилась назад.
- Кто ты? – спросила женщина.
- Энн, то есть Ангелина, но папа зовет меня Энн. – дрожащим голосом сказала я.
Женщина перестала улыбаться. Она посмотрела на меня с недоумением.
- Кто твой отец, дитя мое? – спросила она быстро. – Его зовут Лиам?
- Его зовут Энжелас.
- Энжелас, - ее глаза заблестели. – Ангел мой, ответь на последний вопрос. Он вампир?
Я испугалась еще больше, но все-таки ответила правду. Женщина снова начала улыбаться.
- Ты так красива. – На ее глазах заблестели слезы, но она не прекращала улыбаться, женщина протянула ко мне свои руки. – Девочка моя, ты жива!
Я с трудом выбилась из ее объятий.
- Кто вы такая? Что вам от меня надо? Что я здесь делаю?
- Я… - она запнулась на минуту, - я твоя мама, Ангелина. Я думала, что ты умерла. Не думала, что у твоего отца есть какие-то чувства, и он тебя не убьет. Я была слишком слаба, чтобы защитить тебя. После того, как он выпил почти всю мою кровь, я долго восстанавливала свои силы. А ты? Возможно, ты искала ответы, поэтому телепортировалась сюда.
- Сделала что? – я читала что-то о телепортации, но не думала, что простой человек способен на это.
- Телепортировалась. А какая у тебя еще сила? Ты должна быть сильнее меня.
- Сила? – не понимала я. – Какая может быть сила у обычной девочки? Хотя… - я не знала, стоит ли рассказывать этой женщине.
- Хотя? Твоя сила еще не проявилась. Твой отец не знает о ней. И ты должна ее от него скрывать. Оставайся со мной, и я покажу тебе твою силу. – Ее голос очаровывал, манил, гипнотизировал.
- Я выбираю остаться с папой. Что со мной произошло сегодня? – Я попыталась разозлиться, чтобы если придется – сжечь ее.
- А что произошло? Он тебя укусил, но ты не стала вампиром? Не умерла от солнечного света и теперь хочешь понять почему?
- Откуда ты все это знаешь? – я была в шоке.
- Я ясновидящая. И только что увидела все, что с тобой произошло.
- А объяснить ты это можешь? – я надеялась на положительный ответ.
- Ты останешься со мной. – Но только не такой ценой.
- Я хочу остаться с папой! – Она вздохнула, ей явно этого не хотелось.
- Хорошо, но тогда свою силу ты будешь узнавать сама, я только расскажу тебе о себе.

***

Я родилась в семье двух полудемонов и должна была стать либо демоном, либо человеком. От демонов у моих родителей была сила, а от людей чувства. Я стала демоном с человеческим лицом. Мои родители научили меня использовать свою силу, но сказали, что только моя дочь, станет самой могущественной, у нее будет такая сила, о которой будут мечтать все, но она должна была родиться от человека. Чтобы она была красива, ее отец, тоже должен быть красивым и умным. Встретив Лиама, я сразу поняла, что моя дочь будет от него. Он был так красив, что я почти влюбилась в него. Мне ничего не стоило его обольстить. Мы провели всего одну ночь настоящей любви. Мы любили друг друга пусть только в эту ночь, но любили. В день, когда ты должна была появиться на свет, он пришел, чтобы убить меня. Я не знала тогда, что он стал вампиром, но поняла это – как только его увидела. Он был все так же прекрасен. Мне не хотелось его убивать, но иначе было нельзя. Но я начала рожать, это слегка помешало моим планам. Как только я родила тебя, Лиам выпил мою кровь и если бы он не дал мне напиться своей крови, я бы умерла. Но идти с ним по жизни – в мои планы не входило, поэтому я, попрощавшись с тобой, убежала из дома. Я знала, что он решит, будто я умерла. Вместе с моей кровью он впитал в себя небольшую часть моей силы, именно поэтому он так силен.

***

После этих слов по мне пробежала дрожь. Что же тогда с ним станет после того, как он выпил мою кровь? Она что-то еще рассказывала о том, как она лечилась, как сокрушалась из-за того, что папа меня убил. Но я не слушала, а думала лишь о том, что со мной теперь будет.
- Какая у меня сила? – Громко спросила я, ближайший факел ярко вспыхнул.
- Огонь… - она посмотрела на факел, - но эта сила перешла тебе от моего отца. Твоя собственная сила… - Ей явно не хотелось мне этого говорить.
- Какая? – Я прижала ее к стене. – Говори, или я изжарю тебя! – Я никогда не была так зла, как в тот момент. Не понимаю, что меня так разозлило тогда.
- Ты питаешься энергией демонов, а твоя сила – это чужая сила. Любой, кто применит против тебя свою силу, подарит тебе ее.
- Я могу лишать демонов силы? – Тогда не понятно, почему папа остался вампиром.
- Нет, ты получаешь их силу, не забирая у них ее. – После этих слов я ее отпустила.
Вот оно значит как.
- Докажи. – Я начала душить ее с новой силой.
- Ты не понимаешь, - с трудом выговорила она. – Это не дар, это проклятие.
- Как может быть сила проклятием? – я тогда и правда этого не понимала.
- Ты поймешь. Если понадобиться помощь только крикни. Меня зовут Кристин.– С этими словами она исчезла.
Я подумала о том, что мне надо вернуться домой и все вокруг стало исчезать, а вместо пещеры стал появляться мой дом. Меня одолевал голод, и я знала, чем его можно утолить.

Часть 5
* The Fate*

Я пожелала оказаться в логове сильных демонов и оказалась в красивом доме. Передо мной стоял в недоумении молодой демон, неприятной наружности.
- Кто ты?
- Я пришла тебя убить. – С вызовом сказала я. Он взмахнул рукой, я почувствовала прилив сил, но мне было мало. Я взмахнула рукой, и демон отлетел от меня на несколько метров. Смеясь, я растворилась в воздухе и оказалась в совершенно не знакомом месте, но никого поблизости не оказалось. Я долго брела по улицам, надеясь хоть кого-нибудь встретить, но я даже не понимала – где нахожусь. «Неужели я потерялась?», звучал только этот вопрос в моей голове. У меня начиналась истерика, так как мало того, что я не знала место своего нахождения, так я еще и переместиться не могла.
- Папа! Папочка, где ты? Помоги мне! – я плакала, я ничего не понимала. Мне было страшно. Что-то появилось в воздухе, что-то похожее на туман. – Кто ты? Появись!
- Ты не веришь в себя, ты боишься. – Голос был моей матери.
- Кристин? Появись! – Туман рассеялся и женщина, которая подарила мне жизнь, появилась. Она захотела меня обнять, но я от нее отступила.
- Я голодна! Дай мне силу! – Она посмотрела на меня.
- Ты не должна с такой жаждой поглощать силу. Сила должна нарастать постепенно, если ты сейчас получишь большую силу, то не сможешь ей управлять. – Она говорила так, как ребенку объясняют урок.
- Возможно, ты и права, но почему я не могу переместиться, почему ничего не взрывается и почему я здесь?
- Давай постепенно. Отвечу сначала на последний вопрос. – Ее взгляд был так печален. – Ты дома.
Она хотела сказать что-то еще, но я ей помешала.
- Где? – крикнула я. – Это не похоже на мой дом! И мы на улице! – негодовала я.
- Успокойся! – Не выдержала Кристин. – Дай мне сказать.
Я постаралась успокоиться. Моя замкнутость куда-то исчезла после моей первой встречи с матерью.
- Я жду ответа.
Она вздохнула.
- Этот мир создан тобой, это отражение твоей души. И как вижу, что в ней никого кроме тебя нет. Интересно где твой отец, но не об этом сейчас речь. – Она посмотрела мне прямо в глаза. – Ты очень хочешь получить большую силу, но боишься, что можешь причинить кому-нибудь боль. Поэтому ты решила спрятаться здесь. Вот почему ты здесь. – Она отошла от меня и стала рассматривать окрестности.- Ты не можешь воспользоваться своей силой, так как в своем мире ты отрицаешь магию. В глубине души, ты мечтаешь о нормальной жизни: живая мама, живой папа и много друзей, которых никто не убивает. В том, что у тебя этого нет, ты винишь магию. – Она замолчала, я подождала минут пять.
- Это все? – Она дала положительный ответ. – И как мне выйти из этого мира?
- А ты, правда, хочешь?
- Конечно, я нужна папе.
- Не нужна ты ему. – Грубо сказала она. Я посмотрела на нее сердито и Кристин сменила тон. – Хорошо.
Она провела в воздухе рукой. Меня обдало жаром. Я увидела всю ее жизнь. Я ощущала ужасную боль, но когда она убрала руку – мне стало очень хорошо. Как будто я была под действием какого-то опиума.
Она, правда, любила моего отца и меня, не знала, что я жива, но и не пыталась узнать.
- Я тебя ненавижу. – Сказала я. – Ты не искала меня. Пока я вчера не появилась, тебе было плевать. Ты даже не захотела убедиться, что я мертва. – Мой мир начал исчезать и мы обе оказались в моей спальне. – Убирайся! Мне больше не нужна семья! Мне не нужна мать! Я люблю папу, а тебя ненавижу… - я говорила это спокойно. – Хотя нет, мне все равно, есть ли ты на этом свете!
На ее глазах появились слезы.
- Твой отец всегда будет мучить тебя – это твоя судьба!
- Я знаю, я прочла это в твоих мыслях.
Она посмотрела на меня и исчезла, больше я никогда ее не видела.

Часть 6
*Damned*

Чтобы я не сказала о своих чувствах к маме, я все-таки решила прислушаться к ее советам. При отце я вела себя все также скромно и замкнуто, благо он приходил не так часто. Я скрывала от него свою силу. Второй совет, который она мне дала, заключался в том, что я должна довольствоваться малой силой. Это было разумное решение. Любой силой надо научиться управлять, а это не всегда легко. Порой сила причиняла боль, однако, в момент, когда меня наполняло новой силой, мне было так хорошо. Только ради этого момента я и шла за новой силой. Но после получения одной из моих сил, я решила, что больше никогда не буду искать силы, только если кто-то сам ее применит против меня. Тогда я не смогу от нее отказаться.

***

Мне уже должно было исполниться пятьдесят лет, я захотела уйти от своего отца, чтобы он не узнал о моей силе. Я не могла скрывать ее от него вечно. И попрощавшись с ним, я ушла, как мне казалось навсегда.
Обо мне уже знали многие демоны, они знали, что я никого не убиваю, но и меня никто убить не может. Они меня решили убить. Какой-то очень сильный демон, который уже давно мертв. Это было первое существо, которое я убила. Убила так же, как убивал мой отец – жестоко и из мести.

***

Меня начинала бить дрожь – это всегда было похоже на ломку наркомана. Я хотела новой силы. Я могла уже жить и без нее, но я хотела новых ощущений. И я их получила.
Я пришла к очень слабому демону, у него и силы то почти никакой не было. Но когда я подошла к демону, меня окружил десяток очень сильных демонов. Они читали по очереди, и, прочитав, тут же умирали, наверное, они хотели, чтобы заклинания подействовали на меня. Среди них было много различных заклинаний, которые давали мне силу. Остался один демон, который так и не предпринял никаких попыток меня убить. Он подошел и улыбнулся. Я почувствовала большую силу. А он ушел, просто ушел. Я не поняла какая сила мне досталась, но была рада, что я не чувствовала боли, наоборот, мне было хорошо, как будто я добилась того к чему стремилась годами.
Я не стала перемещаться, решила прогуляться до дома. Я дошла до одной деревеньки и вдруг почувствовала боль. В этой деревне все горевали. Я подошла к одному человеку и спросила, что это за деревня и почему все в черном, оказалось, что недавно убили человека, который у них приравнивался к святому. Мне было как-то очень грустно, но я думала, что это просто сочувствие. Я прошла мимо плачущих и вдруг сама зарыдала. Что со мной происходило – я никак не могла понять.  Вдруг я начала чувствовать гнев. Даже не гнев, а откровенную ярость. Вдалеке вели человека. Я поняла, что он и есть убийца. Но я не понимала к чему такая ярость к этому человеку. Я схватилась за голову – она раскалывалась от боли. Я чувствовала неистовство всей деревни. И я не смогла удержать себя – убийца обратился в пепел, но я как будто сама горела. Я закрыла глаза и упала на колени. Боль была невыносима. Я чувствовала, что сейчас не выдержу. Я только хотела, чтобы боль утихла. Как вдруг стало хорошо. Я открыла глаза. Деревня исчезла, меня окружал лишь пепел. Целую деревню, я обратила в прах. Слезы выступили на глазах против моей воли.
«Это сделала я, сделала, потому что не хотела чувствовать боли. Как я могла? Как?», я повторяла это снова и снова.
- Не-е-е-ет, -  крикнула я так громко, что пепел вокруг меня разлетелся. Началась гроза, которую без сомнения вызвала я. Это тоже была моя новая сила.
- Я больше не буду чувствовать. Я должна привыкнуть к боли. Даже к самой сильной. Я не должна давать волю своим чувствам. Не должна, иначе я уничтожу этот мир.
Я давала сама себе обеды, но знала, что это не очень действенно. Я решила поступить иначе.
- Будь я проклята за то, что я сделала! Будь я проклята!

***

Я долго так еще стояла и осыпала себя проклятиями. Я надеялась, что хоть одно сработает. Хотя и знала, что все они блокируются моим подсознанием. На мне лежало только одно проклятие, еще от рождения – мой отец. Любовь к нему и есть мое проклятие. Я вернулась к нему – к своему проклятию.

Часть 7
*Воровка*

Я научилась отключаться и не чувствовать боль других, чувствовала только свою. Я следила за жизнью своего отца, как не странно он не мучил меня, так как раньше. Но я чувствовала, что все должно изменится.
Шел 1860 год. Мы недавно вновь вернулись в Лондон, сразу же по приезду папа нашел себе жертву, которую он мог мучить. Это была молодая, симпатичная, скромная и богобоязненная девушка. Он проявил недюжинный артистизм, чтобы замучить бедняжку до сумасшествия. После обращения ее в вампира, я столкнулась с ней на улице. Это произошло не специально, мне совсем не хотелось узнавать новую любовницу папы. Я давно старалась избегать чувствовать других и никогда не делала этого специально. Но тут меня как будто обдало жаром. Я прониклась к ней такой ненавистью. Не поняла, как это произошло, но, коснувшись ее, почувствовала снедающую тоску. Мне показалось, что она у меня кого-то хочет отнять, но в судьбе моего отца не было ни смерти, ни расставания со мной. Я чувствовала, что она причинит мне невыносимую боль и каждый раз, когда она была не далеко, я с трудом сдерживала слезы.
В ней было что-то отталкивающее. В жестокости она не уступала ни Дарле, ни отцу, но дело было не в этом. Я боялась ее, боялась, так как знала, что мне с ней не справится. Мне ничего не стоило ее убить, но я понимала, что если уйдет она, придет другая.
Как-то отец предложил мне переехать к нему, но я отказалась из-за Дру, больше он и не настаивал. Я знала, что в его судьбе большую роль еще не раз сыграет Дарла, а не Друсилла.
- Дарла принесет тебе много неприятностей, а Дру… - Я чуть не проболталась ему, решила сменить тему. – Я к вам не перееду. Как ты объяснишь кто я? Я не буду жить с сумасшедшей под одной крышей.
Я почувствовала, что он хочет меня помучить, и решила сменить тактику.
- Но если ты хочешь меня помучить, я согласна. – Так кем я буду? Темным ангелом? – я сказала это язвительно, он так часто разговаривал со мной, только глаза оставались прежними такие же, как и тогда, в ее последний день рождения.
- А почему бы и нет? Хотя… - Я почувствовала жалость. Я до сих пор не понимаю, откуда она у вампира. – Ладно, оставайся здесь. А Дру останется с нами! – после этих слов, он улыбнулся, – Раз она тебе не по душе.
Он стал чаще приходить, а я стала меньше говорить, так как очень боялась проговориться. Мы продолжали жить в Лондоне, ничего не происходило целых двадцать лет, эти годы тянулись так долго, что мне стало казаться, что мои ощущения меня обманули, но в 1880 году эта сумасшедшая украла тебя.

Часть 8
*Amorousness *

Я решила, что мне надо бывать в обществе, хоть там и не было очень просветленных умов, однако там попадались милые люди, с которыми было интересно поговорить, но это, к сожалению, было очень редко.
Я была там неприметна, кто мог заметить девчонку, которая ни с кем не общалась, правда в обществе все были уверенны, что я очень богата. Однажды я услышала стихи молодого поэта – твои стихи. Все смялись над ними, а у меня наворачивались слезы – твои слезы. Но ты не обращал на меня никакого внимания, хотя я знала, что ты заметил меня. Заметил незаметную и то, только потому, что я чувствовала то о чем ты писал. Через несколько дней я все же решилась заговорить с тобой. Мое сердце стучало, как сумасшедшее. Я думала оно вырвется из груди. Мне одновременно было и страшно и приятно. Мне хотелось смеятся и смеятся, моя душа парила.
- Уильям, - сказала я наконец-то, - ваши стихи тронули меня за самое сердце. Они так похожи на то, что у меня в душе, – а в душе у меня был только ты. Я чувствовала тебя, но ты и правда иногда описывал мою жизнь. Я подошла к тебе ближе и решилась посмотреть в твои глаза. Я понимала, что ты влюблен, но мне хотелось, что бы ты полюбил меня. ен.
- Я писал не о тебе. Я тебя даже не знаю. – сказал ты очень грубо, но я вспомнила. Что мы не представлены.
- Меня зовут  Ангелина, но отец зовет меня Энн. – Я вдруг вспомнила своего отца, которому не понравится то, что я влюбилась.
- А как зовет тебя мама? – Меня очень задел этот вопрос, я не виделась с ней после того раза как сказала, что ненавижу, хотя мне и хотелось ее увидеть, все-таки она могла мне тогда помочь.* – Что случилось? А где твой дом? Тебя проводить? Час уже поздний, по городу люди пропадают, а ты бродишь в одиночестве. – Мне стало смешно, это тебе надо остерегаться, а не мне. Я ведь бессмертна.
- Нет, не стоит. Если отец вас увидит… - я не договорила, я четко увидела свою судьбу, сейчас я была на распутье. Если я пошла по другому пути, то я была бы счастлива в обмен на горе других, был другой путь, тот, в котором была Дру.
- Ты боишься своего отца?
Я только улыбнулась. «Нет, я боюсь ту сумасшедшую, что хочет отнять тебя у меня».
- Что он может мне сделать? Это тебе надо его бояться. – Последние слова я произнесла так, что ты испугался и убежал.

***

В тот же вечер я прибежала к отцу, с просьбой, чтобы он сделал тебя вампиром, ведь тогда мы смогли бы быть вместе. Я понимала, что в таком случае, я должна была встать на сторону зла, но мне было все равно, я только хотела быть с тобой. Вскоре, ты стал вампиром, но тебя обратила она, Дру, и я потеряла тебя, потеряла тебя. Мне было плохо, очень плохо. Я проиграла в этой борьбе. Двадцать лет я знала, что она украдет у меня счастье, и вот это случилось, она украла тебя у меня.
Я пыталась скрыть от своего отца свои чувства, с трудом скрывая их. Я чуть не проговорилась. Я не знала, что мне сделать, чтобы заглушить эту боль. Дождь шел во всем мире целую неделю, я долго искала клин, который бы выбил из меня эту боль. Ведь ты, Уильям, мой Уильям, был с другой. И с кем? С той сумасшедшей, не со мной.
Даже сейчас слезы выступают из глаз. Так больно мне было еще только раз в жизни, когда отец прогнал меня после того, как его прокляли.

Часть 9
*Renunciation of love*

С того момента, я часто ходила туда, где мы с тобой разговаривали. И каждый день звала тебя в надежде, что ты придешь на мой зов. Я не думала, что ты когда-нибудь придешь, но однажды почувствовала твои шаги, еще за долго до того, как увидела. Как только ты подошел ко мне, я обернулась, подошла и коснулась лица. Я не могла поверить, что ты пришел. Мне так хотелось прижаться к тебе, но с большим трудом я сдержалась.
Мы отправились ко мне. Ты остановился рядом с ковриком, который я вышила для отца, так как я часто меняла свое место жительство.
- Ты же не желаешь мне зла?! – утвердительно спросила я и поманила тебя своим взглядом. Ты вошел в дом, и я поняла, что теперь ты мой.
- Скажи… – Ты так не хотел говорить об отце, но любопытство взяло вверх. – Скажи, как ты появилась на свет.
- Также как и все люди. Так же как появился ты. Я просто родилась. – С усмешкой ответила тебе я.
- Но ты ведь не человек, не вампир. Кто ты? – Я не знала, что ответить на это, поэтому решила, ответит так, чтобы ты больше не спрашивал.
- Тебе это так интересно? Спроси у… – Ты не дал мне закончить, а мне надо было встретиться с отцом. – Скоро рассветет, ложись спать.
Я молча отправилась на встречу со своим отцом.

***

Он был зол, ты его сильно разозлил. Но я не обращала на это внимания, так как была счастлива, что ты со мной. Однако шло время, и я понимала, что так продолжаться не может. Я должна была определиться с выбором стороны. И я выбрала… выбрала зло.
Я смотрела, как ты убиваешь, и понимала, что ты не зло. Ты хотел казаться злым и жестоким, но в твоих глазах я видела лишь желание отомстить. Ты убивал не так как я, не так как мой отец, не так как другие. Ты убивал, чтобы отомстить – обществу, которому ты больше не принадлежал. Ты хотел отомстить отцу. Ты думал, что его заденет то, что ты спишь со мной, так же как тебя то, что он спит с твоей любимой. Я не хотела, чтобы ты стал моим вторым проклятием. Не хотела жить с тем, кто думает о другой. Лишь тогда я поняла, что я все это время чувствовала к Дру – ревность. Жуткую ревность, которая снедала мою душу. Но я не знала, как расстаться с тобой. Не знала, как я смогу сама отдать тебя в руки той, которую ненавижу. Я решила, что ты должен стать таким же, как отец. Раз ты не стал известным поэтом, то станешь известным вампиром. Чтобы ты стал учеником моего отца, ты должен был вернуться к ним, а это можно было сделать, только назвав тебя неудачником. В тот момент я была похожа на папу. Такая же дерзкая и грубая. Я знала, что это была наша последняя ночь. Когда я вернулась из города на следующий день, тебя не застала, за то застала папу, который рассказал мне, что ты вернулся и что он хочет сделать из тебя нормального вампира. Странно от него было слышать слово «нормальный», для него оно имело особый смысл.
Мне было так грустно после твоего ухода, даже, несмотря на то, что я сама его спланировала. Я не могла сдержать свои чувства и эмоции. Дождь продолжал идти.
Когда ты однажды будешь прогуливаться под дождем, вспомни обо мне – возможно, это мои слезы.

Часть 10
*Angelica*

После нашего расставания прошло несколько лет. Я никак не могола смириться с тем, что ты не со мной. Я решила найти кого-нибудь, кто может менять судьбы. Долго искала такое существо и, наконец, нашла – Ангела Судьбы. Я попросила его изменить твою судьбу, на что он ответил, что научит меня менять судьбы, но я должна буду сама решить нужно ли мне это. Он сказал, что для этого мы должны провести еще одну ночь вместе. Ночь, которая изменит мое представление о судьбе навсегда.

***

После проведенной ночи, я сразу направилась к Ангелу Судьбы.
- Ты обещал научить меня менять судьбы. Я свое обещание выполнила.
Он посмотрел на меня так мягко. От его взгляда шло умиротворение.
- Не торопись. Подожди немного. Что для бессмертного пять лет? Это время пролетит, тем более в твоем положении.
- В положении? – я не поняла, о каком положении идет речь. Я решила, что это из-за папы, но я ошиблась.
- Ты ждешь дитя. – Я была ошеломлена.
- Какое дитя? Это не возможно! Я была только с Уильямом, а он вампир. У вампиров не бывает детей! – я почти кричала. Зачем он меня обманывал, зачем давал надежду?
- Я это изменил. У тебя не должно было быть дитя, но я изменил твою судьбу! Теперь будет. Это дитя тебе покажет, что Судьба у всех одна и изменить ее нельзя.
- Но ты же изменил. – Я была рада и в то же время очень боялась.
- Ты поймешь. Поймешь, что шутки с Судьбой добром не заканчиваются. – После этих слов он исчез.
А я осталась наедине со своими мыслями. Не понимала, если менять Судьбу опасно, зачем Ангел изменил мою. Зачем подарил такое счастье той, которая должна страдать?
«Время покажет», решила я подождать. У меня должен был появится на свет наш… НАШ ребенок… Как же я этого хотела. Ребенок мог стать светлым пятном в моей темной жизни. Как не кощунственно это звучит, но я искренне на это надеялась… Тогда у меня еще была надежда.

***

Но вот моего отца прокляли. Я потеряла того, кого любила так сильно, что готова была идти на жертвы. Я держалась от него вдали, так как никого не подпускал к себе. Он хотел избавиться от проклятья, но благодаря тебе не смог. Он начинал проклинать себя. Потихоньку сходить с ума.
Но я не могла помочь, так как у меня только родилась дочь. Я назвала ее Angelica. В честь своего папы, ну и себя. Представляю сейчас твое негодование по поводу имени нашей дочери. Но это мой выбор!
Я продолжала следить за ним вдали, чтобы оградить его от тех, кто захочет убить своего бывшего врага. Тут появилась истребительница. С тех пор я ненавижу их. Энжелас даже не сопротивлялся ей. А она занесла над ним кол. Я не хотела ее убивать. Но все произошло так быстро, я не сообразила, как можно было по-другому ее убить. И она просто сгорела. Я убила ее своей родной силой, той, которой я уничтожила с лица земли целую деревню.
- Зачем? Зачем Энн? Зачем? – глупо повторял он вопрос. В его глазах была боль. Ему казалось, что это он только что убил истребительницу. И я не выдержала и начала плакать.
- Я люблю тебя! И я никому! Слышишь? Никому не позволю тебя убить! Ты нужен мне! Верни меня в свою жизнь! Я не могу жить без тебя! Я люблю тебя, папа! Я не смогу без тебя! – У меня начиналась истерика, тучи стали затягивать небо. Я не знала, как мне жить без него. Каждый раз он находил мне новый дом, учил меня новому, закалял мой характер, а сейчас? Сейчас я осталась одна с маленькой девочкой на руках. А он так эгоистично думал только о себе.
- Не говори так! Я не достоин ни твоей любви, ни тем более твоих слез. – С чего он это взял? Если он не достоин, то чего достойна я? – Уходи! – Я никогда не могла уйти от него. Я всегда буду рядом! – Я хочу, чтобы у тебя была нормальная жизнь. – У меня никогда не было и не будет нормальной жизни, да и что такое нормальная жизнь? – Ты плоть от плоти моей! Ты единственное доброе, что я сделал за свою долгую и кровавую жизнь. – Я не доброе, наверное, я самое большое зло, что он сотворил. – Я люблю тебя, ангел мой! Даже когда у меня не было души, я любил тебя! И буду любить всегда! – Он впервые это понял. До этого он не осознавал, какого это. – Прощай, Ангелина!
После этих слов он развернулся и начал уходить быстрыми шагами, но я никогда с ним не расстанусь навсегда.
- Я всегда буду рядом! Я всегда буду защищать тебя! – Крикнула я ему.
- Прощай… – тихо сказал он и до меня донеслась его боль. Я давно не чувствовала других, но его боль была слишком сильной, я не смогла от нее закрыться.
- У меня есть дочь, - так же тихо сказала я, зная, что он не услышит.

***

Прошло пять лет. Я не приближалась к отцу. Я всю себя отдавала Анжелике. Моему маленькому ангелу.
У нее не было никаких сил. Она была простым человеком, но я знала, стоит кому-нибудь применить к ней магию и она уже не будет человеком. Я ограждала ее от мира магии, ведь как сказала мне Кристин, Анжелика станет злом, так как я воспитываю ее в любви.
Но в ее день рождения я ее не уберегла…
Кто-то из старых врагов решил причинить мне боль, убив ее.
Я не могла этого пережить. Мне была так больно, что я чуть не уничтожила этот мир. Но после того, как большая часть этого мира была уничтожена ко мне вновь пришел Ангел Судьбы.
- Зачем? Зачем ты дал мне дочь? Что бы причинить мне боль от ее потери?
- Нет, - опять этот взгляд. Он посмотрел так, что я в миг успокоилась. – Для того, чтобы показать, что от Судьбы не уйти, что суждено, то и будет.
- Но зачем так жестоко?
- Я изменю Судьбу вновь. Мир не будет уничтожен, а ты убьешь демона раньше, чем он подойдет к твоей дочери.
- Но ведь игры с Судьбой опасны… ты сам говорил.
- Раз я это затеял, значит, мне и разрешать. – Он взял меня за руку. – Энн, через несколько лет, ты захочешь изменить свою Судьбу, за свой жестокий урок, я ее изменю, но тогда ты все будешь знать и понимать.
- Почему не сейчас?
- Ты еще не готова.
- Что будет с моей дочерью? Если она останется жить?
- Она не останется. Ты ее убьешь…
Я встала от возмущения, как он смел так думать.
- Никогда!
- Это твоя Судьба.
- Я ее изменила уже не один раз.
Он снова взял мою руку, и мы оказались в спальне моей дочери. Она мирно спала в своей кроватке.
- Ничего не произошло?
- Нет. Скоро ты снова захочешь изменить Судьбу, я буду здесь. – Он исчез как раз в тот момент, когда появился демон. Я убила его, но перед этим он применил свою силу против Анжелики.
Я не знала, как реагировать. Я подошла к ней и почувствовала смерть. Она мечтала убивать. Она проснулась и побежала на улицу, где убивала одного за другим. Я не могла на это смотреть и призвала Ангела вновь.
- Мне опять изменить Судьбу?
- Да.
- Но она все равно станет злой, что ты не делай. В эту ночь оно в ней пробудится.
Пошел дождь. К нам подошла моя дочь.
- Мама, почему ты плачешь? Мне ведь так хорошо. Эти люди дают мне такую силу. Смотри, что я умею, - она воспарила в воздух. Она брала силы из ниоткуда. Энергия людей давала ей силу, а она уже сама придумывала какую.
- Ты чудовище с лицом ангела. – Я не могла оторвать от нее глаз. Дождь все усиливался, стирая следы слез с моих глаз.
Ангел Судьбы подошел ко мне и сказал тихо на ухо:
- Ты должна исполнить свою Судьбу…
- Я прошу… Дай мне последний шанс.
- Если ты не убьешь ее, она уничтожит всех и все. Она уничтожит не только этот мир, но и все остальные. Останется только она среди одинокой вечности.
- А я?
- Она убьет тебя, как и всех остальных.
- Измени Судьбу в последний раз. Я верну тебя к тому моменту, как ты укладывала ее спать.
Я уже не могла плакать, у меня не было сил. В моей голове звучали слова «только она среди одинокой вечности». Она даже умереть не сможет. Ей предстояло жить одиноко в серой вечности.

***

Я не поняла, как оказалась в комнате дочери. Я укрыла ее одеяльцем и собиралась уйти. Но не ушла. Ее лицо было похоже на моего отца, а глаза были твои.
- Я люблю тебя, мой ангел.
- Я тоже тебя люблю мамочка.
Я начала плакать. Не смогла сдержать поток слез.
- Мама, почему ты плачешь? – она спросила это так же, как и тогда.
- Чудовище с лицом ангела. – Вырвалось у меня.
- Я ведь вела себя хорошо… – сказала она испугано, когда я взяла подушку в руки.
- Да… – Тихо сказала я, не прекращая плакать.
Я положила подушку на ее лицо. Лицо, которое показывало не понимание.
- Мама! Что ты делаешь? – кричала Анжелика. – Не надо, мамочка! Мама, я не могу дышать! – У нее был сладкий голос.
- Прости… прости… прости… – Повторяла я и повторяла. – Я люблю тебя.
Она умерла. Я убила ее. Это была моя Судьба. Я убила нашу дочь, девочку, которая не должна была появиться на свет. Игры с Судьбой опасны. Я поняла почему.
Судьба всегда захочет вернуть все на свои места. Так как она задумала. Это был жестокий урок, который я усвоила.
Но я всегда буду помнить сладкий голос Анжелики.

Эпилог

Я отдала дневник Уильяму после встречи в Вудстоке. Он так изменился к тому времени, как и я. После прочтения дневника, его отношение ко мне изменилось, но мы больше не были вместе. Я чувствую, что я ему не безразлична, но не так как была Дру и не так, как сейчас Баффи. Но все-таки он любит меня.

***

Я материализовалась перед отцом из воздуха.
- Привет… - Тихо сказала я.
- Привет… - Он улыбнулся, глядя на меня. – Ты сегодня спасла Баффи. Я не ожидал… - признался папа.
- Я тоже, - я засмеялась. – Но ты мог умереть, я не могла допустить этого.
- Ты никогда не могла.
- Да, я попросила Высшие силы вернуть тебя, ради того, чтобы ты искупил свои грехи. Я оберегала тебя от всех.
- Я знаю. – Он очень неуверенно обнял меня. – Я благодарен, прости меня за все… - не дав ему закончить, я ответила.
- Мне не за что тебя прощать. – Я опустила взгляд. – Я сама много в чем виновата. – Я протянула ему дневник. – Пора тебе узнать, кто я есть. Этот дневник я написала для Уильяма. Но думаю, ты должен его прочесть. Я теперь останусь с тобой навсегда, и ты больше не сможешь меня погнать. – Он взял дневник.
- Ты уверенна? – Я только кивнула головой.
Не поняла, к чему был вопрос. То ли уверенна ли я, что хочу, чтобы он прочитал дневник, то ли чтобы я осталась. Я не была уверенна ни в том, ни в другом. Но время покажет, права ли я была, согласившись.

0

4

И это все? Проду!!!

0